о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:

Семья и ребе: из жизни настоящих хасидов

Прочитать мемуары Ехезкеля Котика (выходец из традиционной семьи, варшавский ресторатор и благотворитель, немного о нем ТУТ) руки не доходят уже давно. Но каждый раз, открываю эту книгу, оннаруживаю там треш и угар. Прошлый раз, помнится, это был рассказ про меламеда, забившего насмерть своего ученика. И вот вчера, будучи в гостях, зашел, парррдон, в сортир, нашел на бачке книжку, открыл - и нашел следующий праздник:

Случился он с моим шурином Ехезкелем, сыном каменецкого раввина. У этого Ехезкеля совсем не осталось детей, и его дочь Двора, молодая женщина, чей свёкр умер в ночь её свадьбы, тоже прожила недолго. И реб Ехезкель со своей женой Хадас остались на старости лет без детей.
Реб Ехезкель восемь-девять месяцев в году проводил в поездках от слонимского общества за деньгами для Эрец-Исроэль и всё время сидел у ребе, став его правой рукой.
Как-то в Пурим сидит он так рядом с ребе за трапезой. Ребе наливает два стакана вина: для себя и для реб Ехезкеля. Оба пьют «лехаим». Присутствующие хасиды смотрят с завистью, как «Лехаим, лехаим, Ехезкель, с Божьей помощью – через год будет мальчик…»
Хасиды открыли рты, не понимая намёка ребе - ведь Ехезкель с женой уже не могли иметь детей.
Ехезкель, однако, был умным хасидом и тут же понял благословенье ребе. Очень просто
: развестись с женой и взять другую, моложе… С Хадас Ехезкель прожил сорок с чем-то лет, как два голубя. Был он весёлым человеком и очень порядочным. Такой же была его жена. Оба были удивительно хорошими людьми. К тому же она была большой чистюлей и прекрасной хозяйкой, и в доме у них всё дышало милым уютом. И эти шестидесятилетние люди выглядели всегда как молодые, только что влюбившиеся дети.
Но ребе намекнул…
Реализовать намёк ребе было очень трудным делом. Но хасид – всё равно, что хороший солдат. Ребе приказал, надо выполнять. И по долгом размышлении Ехезкель написал Хадас письмо. В письме он писал, что они должны… развестись, что так считает ребе. А если так считает ребе, то значит это – божье повеление и его надо принимать с любовью. И она не должна, не дай Бог, считать, что может это изменить. И так, как небо может встретиться с землёй, так может она, начиная с сегодняшнего дня, быть его женой! Он ей даёт тысячу рублей, как написано в ктубе – то есть, деньги даёт ребе, так как своих денег у него нет. И она ещё может, даст Бог, найти еврея лучше, чем он, ещё может выйти замуж, и т.д., и т.п.
Жена прочла письмо и…упала в обморок. Сбежалась вся семья, поднялся крик:
«Что он хочет, этот бандит! Ножом её зарезать он хочет! Еврей уже прожил с женой пятьдесят лет, имел с ней шестерых детей, а теперь хочет с ней развестись! Что он себе думает, что?"
И её отправили в Слоним, к ребе и к мужу. Пусть они у неё там почернеют, как земля.
Но реб Ехезкель отправился уже за деньгами для Эрец-Исроэль, поручив ребе оформить развод.
Она стала сильно плакать и жаловаться - хотя бы перед ребе - но тот её перебил: «Женщина, ты уже не можешь иметь детей, зачем же тебе в этом мешать мужу? Ты что – хочешь, чтобы у твоего мужа не было никакой надежды на возрождение в будущем мире? Он ещё может взять способную рожать… Помни - если послушаешься меня, будешь долго жить, а лет через сто двадцать попадёшь в светлый рай»…
Услышав такую речь, Хадас снова упала в обморок. Но разводу обмороками помешать не смогла. Ребе твёрдо стоял на своём. И она против желания взяла приготовленный развод… После этого реб Ехезкель дал ей деньги, и она, убитая, вернулась в Киев.
Позже каждый из этой парочки, которые так друг друга любили, по отдельности сыграл свадьбу…
В Киеве, куда она приехала, ей предложили очень удачную партию с хорошим евреем с деньгами, с положением, и т.п. Справили свадьбу, и в отношении к новому мужу она также была мягкой, верной и преданной. И глядя со стороны, о них говорили, что живут они, как голубки. И конечно, это не было преувеличением.
Реб Ехезкель же взял двадцатидвухлетнюю девушку… И был, таким образом, старше своей невесты на сорок лет…
С новой женой он имел двух девочек… Ребе промахнулся. С заработком были проблемы. Слонимский ребе велел слать ему достаточно на жизнь, и реб Ехезкель отправился в Иерусалим. И странный случай: Хадас со своим мужем тоже уехали в Иерусалим, и там ей пришлось жить на одной улице со своим бывшим мужем. И очень её огорчало, что у него – молодая жена и двое детей. И она даже как-то заболела от горя.
Реб Ехезкель вёл себя, как и дома, очень по-хасидски и приобрёл доброе имя. Иные приходили к нему для благословения, но он выходил из дома с таким «проклятьем»:«Бог тебя благословит».
Конец реб Ехезкеля был плохой. Однажды в пятницу вечером, когда он стоял у стола и произносил кидуш, обвалился кусок потолка и ударил его по голове. Он был убит на месте.
Узнав, что случилось с её бывшим мужем, Хадас реагировала по-своему: всё время падала в обморок. Источник.

Пожалуй, это будет даже покруче меламеда. Потому как там все-таки был баг, а здесь - явная фича.
Жаль, давно не заказывали никаких пособей о настоящей семье, традиционные ценности и прочем благорастворении воздухов. Непременно бы включил этот отрывок. Для осознанья, так сказать, и просветленья.

Update: как подсказали знающие люди, этот отрывок я уже публиковал. Эклер</a> Склероз, однако.Ну да Бог с ним, пусть повесит и здесь.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal