о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Current reading, или что делать с ксендзом Недзвецким?

Читаючи монографию Русский край, чужая вера. Этноконфессиональная политика империи в Литве и Белоруссии при Александре II, неожиданно смог по новому взглянуть на один из эпизодов книги детства - "Дороги уходит в даль" А. Я. Бруштейн.

Эпизод этот имеет место в самом начале 1-й книги, когда главная героиня, проявив должный интернационализм и классовое сознание, отказывается дружить с дочкой набожного еврейского ростовщика, и находит себе подружку-полячку пролетарского происхождения, чья мама хочет, но не может замуж:

Степан Антонович очень хороший. Невозможно даже сказать, до чего хороший! «И непьющий! Капли в рот не берет!» — добавляет Юлька тем взрослым тоном, каким говорит о таких вещах Юзефа. Жена Степана Антоновича умерла давно, детей у них не было. Степан Антонович хочет жениться на Юлькиной «мамце», он очень ее любит.
— Золотой человек Степан Антонович, брильянтовый! Мамця тоже его любит… но ксендз Недзвецкий запрещает мамце выходить замуж за Степана Антоновича!
— Почему?
— Русский он, Степан Антонович. Ксендз говорит: «Как же ты, полька, католичка, пойдешь за русского, за „кацапа“? Бог тебя за это проклянет!» Ну, и вот…
— Что «вот»?
— Забоялась мамця ксендза… — говорит Юлька со вздохом. — Мы оттуда потихесеньку выехали, где раньше жили. Перебрались сюда, чтоб Степан Антонович не знал, где мы живем… Но он все-таки разыскал нас! Вот как он нас любит!
— А ты бы хотела, чтобы твоя мама женилась на Степане Антоновиче?
— Хотела бы!.. — тянет она нараспев. — Ой, хотела бы!.. Ой, как же я хотела бы!.. А только — что делать с ксендзом Недзвецким?


И тут выяснилось, что ответить на этот вопрос довольно просто. Ибо в упомянутой монографии мы читаем:

Особым узаконением от февраля 1840 года католическим священникам возбранялось как-либо мешать заключению смешанных браков, например поддерживать прихожанина или прихожанку в оправданном, с религиозной точки зрения, сопротивлении воле родителей, настаивающих на выгодном супружестве с православным или православной.

Разумеется, строгость российских законов всегда компенсировалась известно чем. Однако в данном случае, учитывая ничтожность участников, и, следовательно, минимальный масштаб возможного скандала, можно было бы практически не сомневаться, что, обратись Степан Антонович к полицейским и/или духовным властям, те не приминули бы вступиться за русский и православный элемент.

Старая большевичка Бруштейн несомненно считала, что позиция означенного ксендза объяснялась его мракобесием и ксенофобией. (Возможно, свою роль сыграло и ее происхождение - иудаизм, как известно, не приемлет смешанных браков в любом виде). Однако с большой вероятностью тут было - в особенностях тогдашнего российского законодательства. лишавшего православных подданных свободы совести - даже в большей степени, чем инославных.

По русским законам, человек, записанный государством в православные, не только не мог перейти в другую веру, но и обязан был воспитать в православии своих детей. Этот закон, в том числе, распространялся и на потомков смешанных браков:

Еще в 1832 году стало буквой закона, чтобы все дети от смешанных браков, в которых один из супругов исповедует господствующую веру, крестились и воспитывались в православии; в 1839 году вышел запрет католическим священникам крестить детей от смешанных браков, даже если бы того хотели родители.

Соответственно, католик или другой инославный, вступая в брак с православным, по закону был лишен возможности воспитывать своих детей согласно своим религиозным убеждениям:

Статья 67-й 10-го тома Свода законов требовавала, чтобы везде, за исключением Финляндии, «лица других исповеданий, вступающие в брак с лицами православного исповедания, дали подписку, что не будут ни поносить своих супругов за православие, ни склонять их чрез прельщение, угрозы или иным образом к принятию своей веры и что рожденные в сем браке дети крещены и воспитаны будут в правилах православного исповедания». Статья также требовала, «чтобы при вступлении в сии браки непременно исполнены и соблюдены были все правила и предосторожности, для браков между лицами православного исповедания вообще постановленные» и «чтобы сии браки были венчаны православным священником в православной церкви.Эти условия были подкреплены рядом норм Уложения о наказаниях, предусматривавших наказание родителей, которые почему-либо не крестили и не воспитали детей в православии, и неправославных священнослужителей за совершение треб лицам, по закону принадлежащим к православию. ИСТОЧНИК.

Так что можно предположить, что будь в тогдашней России иные законы, "ксендз Недзвецкий" повел бы себя существенно иначе. Тем более, что в его коллеги, жившие в странах, где со свободой совести было получше, именно так и поступали:

К тому времени в Пруссии, Баварии, венгерских епархиях Габсбургской империи специальными буллами или кардинальскими распоряжениями были введены компромиссные правила на этот счет. Согласно им католический священник должен был наставлять и увещевать католика или католичку, вступающих в брак с иноверцем, дабы их союз был скреплен обязательством крестить и воспитывать детей в католицизме. Если внушения оказывались безуспешными, священнику надлежало, не пытаясь более предотвратить заключение брака, занести в книгу свидетельство о таковом намерении сторон, что заменяло венчание. Этот суррогат таинства именовался assistentia passiva.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments