о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Рыцари рясы и кинжала

Работаю всю неделю офф-лайн, но мимо одной новости, бурно обсуждаемой в разных местах, пройти не могу.

Арестованный сотрудник РПЦ Евгений Петрин заявил, что он офицер ФСБ. Священнослужитель Евгений Петрин, обвиняемый в государственной измене и шпионаже в пользу США, заявил в понедельник, 9 февраля, что является сотрудником Федеральной службы безопасности (ФСБ).По словам Петрина, он давно работает в ФСБ и имеет офицерский чин. Якобы ведомство направило его работать в отдел внешних связей Русской православной церкви, где он был определен на работу в Киев от Московского патриархата.

Формулировка новости безусловнно прекрасная. Однако будучи любителем преданий старины глубокой, не могу не отметить, что сам факт службы священослужителя в русской внешней разведке меня совсем не удивляет. Поскольку такие факты имели место задолго до большевиков и "сергианцев".

Вот, к примеру, пишет литовский дипломат 16 века Михалон Литвин:

В числе московских перебежчиков, которые в темные ночи убивали людей в Вильне и освобождали из темницы своих пленных соотечественников, был один священник, который, добывая тайно из королевской канцелярии копии договоров, решений и протоколов совещаний, посылал их своему князю; другой купил для употребления при чародействе св. причастие, сохраненное некою девицею при исполнении этого таинства.

Литвин, возможно, клевещет и злопыхает. Но вот отрывок из статьи А. А. Орлова СВЯЩЕННИК ЯКОВ ИВАНОВИЧ СМИРНОВ: 60 ЛЕТ СЛУЖЕНИЯ В ЛОНДОНЕ (тем, кто читал Шкловского, это имя может бырь знакомо:

Содействие путешественникам было личной любезностью Смирнова, которую он готов был проявить в то время, когда не служил в церкви или не был занят выполнением ответственных поручений российского правительства. В Петербурге же в первую очередь нуждались в поступлении достоверной информации о внутренней жизни Великобритании и о том, какую «русскую» политику собирается проводить британский кабинет. Поскольку посол не мог лично заниматься сбором информации подобного характера, эту задачу пришлось взять на себя Смирнову, его ученикам церковнику А. Г. Евстафьеву и переводчику А. В. Назаревскому, секретарю посольства В. Г. Лизакевичу, а также личному секретарю посла швейцарцу Ф. Жоли. Кросс называет их «разведывательным отделом» посольства и пишет о том, что «они добывали информацию для российской Коллегии иностранных дел через обширную сеть своих знакомств, а также пытались воздействовать на английское общественное мнение. Эти усилия принесли выдающиеся плоды во время “Очаковского кризиса” 1791 г. и событий 1793–1795 гг., связанных со вторым разделом Польши».

Эти и другие успехи Смирнова позволили К. Г. Боленко сделать следующий вывод: «...российская агентурная сеть в Англии к концу XVIII столетия была широкой, и действовала весьма эффективно. Создается впечатление, что невыполнимых задач для русской миссии не было и всегда и везде среди англичан имелись люди, на которых можно было опереться при решении любого вопроса — будь то копирование секретной карты, знакомство с техническими новинками или передача в Россию дипломатической переписки».

Для современного читателя, привыкшего к определенному образу «рыцаря плаща и кинжала», хотелось бы уточнить некоторые моменты. Участие в сборе разведывательной информации не может поколебать представление о Смирнове как о ысоко нравственном и
порядочном человеке, искреннем друге Великобритании. Не по своей воле занимаясь этим делом, он всегда стремился сохранять и укреплять дружественные отношения двух стран, борясь только против того, что, по его мнению, их разъединяло, не принуждал никого из своих друзей к сотрудничеству и не использовал во вред им полученные сведения.

Невозможно также увидеть в действиях священника материальной заинтересованности. Его заслуги в разведывательной деятельности, сохранившие стране миллионы рублей и тысячи жизней, были оплачены весьма скромно. В 1791 г. за антивоенную кампанию он получил 200 фунтов стерлингов (1600 руб.), в 1795 г. за борьбу с польской эмиграцией — 150 фунтов стерлингов (1200 руб.) единовременно и ежегодную прибавку к жалованью в 50 фунтов стерлингов (400 руб.)


За свою службу Смирнов получил ннемало наград, включая дворянства - и нни одного порицания по духовной линии.

Полагаю, есть и другие примеры, не менее иннтересные (знающие таковые - добро пожаловать в комменты). И, признаться, никаких канонических препятствий для подобного совмещенния я, признаться, не вижу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments