о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:
  • Music:

Строительство национальной памяти

Решив просмотреть книжку, которую, видимо, уже не придется переводить, обнаружил там там очередную прекрасную иллюстрацию, как происходит формирование национальной памяти.

Сначала - несколько общеизвестных (для тех, кто в теме) фактов. В 1827 русские евреи стали военнообязанными, и был опубликован Устав рекрутской повинности и военной службы Евреев. Согласно этому уставу евреи могли сдавать рекрутов "от 12 до 25 лет", причем вопрос, кого именно сдавать, решали сами "еврейские общества". Поскольку общины еще с 18 века безнадежно погрязли в долгах, то в солдаты, естественно, сдавали преимущественно неплательщиков - либо взрослых бедняков, либо, естественно детей. Последним в армии приходилось хуже, чем взрослым - в частности, их больше прессовали ради крещения. Однако кагалы руководствовались своими финансовыми интересами.

А теперь - как эта история представлена в упомянутой книжке:

In 1827 Nikolai I introduces the unfamous decree of the "Cantonists", which placed a levy on all Jewish communities to provide young men for the service in the Russian army.
The cruelest way to oppress the Jews would be to cut off their children from their roots.
A canton was a small military training camp. Under the Cantonist decree, every Jewish community had to provide a levy of children who were taken to be trained at the local canton. Though the stipulated age for the draft was 12, the Russian had no compunction about taking in children as young as 7 and 8 years old.


Как говориться, найдите 10 отличий. (Помимо того, что слово "кантон" означает, естественно, (военный) округ, а не training camp)

Данный пример интересен тем, что автор - ни разу не историк, и весь этот "кантон" честно перекатал из какого-то популярного источника (видимо, ивритоязычные или на жаргоне, поскольку там фигурируют русские министры Oborov и Count Bidlov, причем последнего за неизвестные грехи произвели в head of Russian secret police). Так что из этого мы, увы, учим, что в еврейской историографии есть пользующиеся доверием и уважением авторы, не знающие общеизвестных азов.
И именно эти источники, а вовсе не более-менее серьезные исследования, и формируют национальную память.

Пы. Сы. Чтобы два раза не вставать. В поисках пищи для мозгов и читалки обнаружил сочинения Д. Табачника Полководцы Украины: сражения и судьбы. Как сказано в аннотации, "монография доктора исторических наук профессора Д. В. Табачника посвящена родившимся на украинской земле выдающимся полководцам разных времен – от князей Киевской Руси до генералов и маршалов Великой Отечественной войны. Автор не делит полководцев на «своих» и «чужих» по этническому, религиозному или идеологическому признакам". В результате между Святославом Игоревичем и генералом Черняховским в галерее воинской славы оказались, inter alia, "Великий гетман коронный Станислав Жолкевский", "король польский и великий князь Литовский Ян III Собеский" и даже "Хан крымский Менгли I Гирей" (учитывая политическую карьеру автора - интересно, останется ли он при переиздании, ежели таковое воспоследует".

Понятно, что делая библиографическое попурри, можно отбирать фамилии как угодно, хоть по алфавиту. Но все-таки интересно, в подобном географическом подходе можно найти хоть каплю смысла, хоть научного, хоть идеологического?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

Recent Posts from This Journal