о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:

Current reading: цена империи

Донесение Артемия Волынского, процитированное в предыдущем постинге, напомнило, что аз, многогрешный, давно хотел написать о книге, из которой я его взял - монографии И. Курукина о не самом известном и популярном эпизоде русской истории - Персидский поход Петра Великого. Низовой корпус на берегах Каспия (1722-1735).

В последние годы своего правления Петр Великий связывал с каспийским регионом наполеоновские планы: мечтал проложить путь в Индию, развернуть на Россию международные караванные пути, наконец, просто поживиться богатыми, как считалось, землями. В результате в конце его царствования было занято несколько плацдармов на восточном и южном берегу Каспия - с минимальными потерями, поскольку номинально владевший ими Иран находился в глубочайшем упадке.

Из планов этих, как известно, вышел пшик: азиаткая торговля шла как прежде или по новым океанским коммуникациям, доходы с каспийских провинций исчислялись в лучшие годы сотнями тысяч, расходы же - миллионами; сами провинции в 1735 пришлось эвакуировать. Но заплатила за это Россия сторицей, причем не только деньгами:
Впрочем, дадим слово исследователю:

Согласно рапортам Левашова, за пять месяцев (с 1 июня по 1 ноября) 1725 года из его «команды» в Гиляне умерли 1425 человек (почти целый полк!); за четыре месяца (с 1 июля по 1 ноября) 1726 года- 648 человек (в июле 71, в августе 110, в сентябре 184 и в октябре — 283), а из оставшихся 7125 солдат и офицеров регулярной армии больными числились 2504, то есть 35 процентов...
В 1727 году в лагере на Куре скончались 1804 человека; из 2636 имевшихся налицо солдат и офицеров 1496 были больны.
1727 год был самым тяжелым для Низового корпуса. Болезни унесли жизни едва не половины его солдат и офицеров...
Несмотря на усилия военного ведомства, ситуация в дальнейшем принципиально не изменилась. Полки вывели с низовьев Куры (там осталась лишь маленькая крепость), но в Гиляне болезни косили армию по-прежнему. С января по ноябрь 1730 года там скончались 943 человека (в боях погибли два казака); за 1731 год при боевых потерях в 59 солдат заболели и умерли 1523 человека (целый полк!) и почти столько же — 1476 ушли из жизни только за три месяца 1731 года.


Православное воинство в басурманском крае не могло, естественно, воевать без духовного окормления. Поэтому Синод щедрой рукой отправлял в прикаспийские части священослужителей Однако Господь решительно не жалел не только паству, но и пастырей:

Не хватало и полковых попов — их приходилось присылать «сверх комплету». В октябре 1731 года в Реште имелся только один здоровый священник, а остальные «больны при смерти», «больным в потребах служить не могут, и люди уже давно помирают бес покояния»

Поскольку в XVIII веке левобережная Украина прочно и окончательно вошла в состав империи, жителям грядущей "Новороссии" тоже нашлось место в общем деле:

Как следует из представленных в Совет документов, из находившихся в 1724-1725 годах на Кавказе десяти с половиной тысяч казаков «от цынготной и другой тяжкой болезни повалились и от татар в сулацком городке и в Аграханском транжаменте на боях и нападениями в разных местах побито и умерло 5183 человека»; более 900 были больны. Оставшиеся, докладывал в августе 1725 года полковник Михаил Милорадович, «платья, обуви и других харчевых вещей, кроме хлебного жалованья, давно лишились"
В 1726 году Долгоруков предложил отправить домой находившихся на крепостных работах «бунчуковых» казаков; старому воину было «жалко смотреть» на бедных «рабетишек», которые умирали «без всякой ползы государственной»{543}. Отпустили, однако, не всех. О судьбе оставшихся В.Я. Левашов известил в 1730 году: в Гиляне из «командрованных» осталось только 119 человек, которых он использовал для «посылок» и сбора податей{544}.


Поскольку Россия была страной многонациональной, странно было бы ждать, чтобы такое дело и обошлось без кужегетовичей. И не обошлось

Xуже всего, пожалуй, пришлось отправленным в 1724 году по указу императора «для строения крепостей» татарам, мордвинам и чувашам. К февралю 1726 года, согласно донесению М.А. Матюшкина, из пяти тысяч человек 110 бежали, а 3747 умерли.

В общем, через Низовой корпус за десять лет прошла целая армия — более 70 тысяч служивых, и почти половина из них сложили в «жарких краях» головы не в сражениях, а от «вредительного воздуха.

Что мы отсюда учим? Видимо, каждый свое, как обычно.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments