о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Послепраздничное. Особенности русского тикуна

В очередной раз убедился, что в жизни бывают забавные совпадения. В начале прошлой недели пришлось мне делать очередной материал на тему "евреи в легальной советской печати". А затем настал светлый праздник Шавуот, "в свободный часок на полчасика я прилег позабавиться классикой" (с) - и обнаружил, что совместил приятное с полезным, исполнив обычай предаваться в этот день изучению Торы (ака тикун). Ибо в этом тексте, inter alia, оказался и весьма точный пересказ известной талмудической истории, и вполне грамотные рассуждения о еврейском праве, и даже красочное описание приезда хасидского цадика.

Соответствующие отрывки под катом. Читателям же традиционно предлагается вспомнить/угадать автора без помощи поисковиков:

1. Вот я вам расскажу, кто такой был Бава-бен-Бут. Он был мудрец, наставник народа, пориш -- при царе Ироде. Много было учителей, но Бава-бен-Бут был самый мудрый. И сам царь часто с ним советовался. Но пришел такой день... Ирод рассердился на всех еврейских книжников. Почему рассердился? А потому, что прочитал в писании: "Из среды братий своих пусть Израиль поставит себе царя". Он спросил: что это значит? Это значит, что народ должен выбирать себе царя из простых людей. А он считал, что царь должен быть царского рода... Ну,-- что делать: писание есть писание, тут нельзя изменить ни одного знака. А он себе подумал: "Вот чему они учат темный народ. Это -- бунтовщики!" И он приказал перебить всех учителей закона. Но бен-Бута оставил. Почему оставил? Он сказал себе: "Если я убью Баву,-- кто мне даст при надобности хороший совет? Оставьте бен-Бута... Только выколите ему глаза, чтобы он не мог читать. А давать хорошие советы можно и без глаз..." Ну, хорошо. Выкололи Баве глаза... И еще Ирод говорит себе: Вот теперь я узнаю правду. Надо еще более рассердить слепого Баву. Приставьте Баве пьявки кругом головы и уйдите все..." Вот сидит Бава-бен-Бут один, слепой, и пьявки пьют из него кровь..
- Что же вы себе думаете... Сидит бен-Бут, как Иов, и молится. Ну, может быть, плачет. Кто пришел к Иову, когда он сидел на навозе? Пришли к нему друзья и стали говорить: "Видишь ты, что сделал над тобою бог?" А к Баве пришел царь Ирод... Царь Ирод думает себе: "Вот теперь Бава слепой, Бава сердит на меня. Я узнаю от него правду". Прикинулся простым себе евреем и говорит:
- Ну, бен-Бава! Видел ты, что сделал над всеми вами этот царь... Этот дикий зверь...
Что же ответил Бава? Он говорит: "Все от бога. Если так захотел царь,- что же я, бедный еврей, могу сделать..."
- Прокляни его! Разве проклятие праведника ничего не значит?
- Я человек писания,-- отвечает Бава,-- а в писании сказано: "Даже в мыслях своих не кляни царя".

2.Через четверть часа на площади стали появляться евреи, и скоро кругом Васиного дома кишела толпа, напоминавшая встревоженный улей, в котором пчелы покрывают матку... Откуда-то стремительно прибежали трое городовых и, протиснувшись к крыльцу и воротам, стали оттеснять толпу. Лица у городовых были красны, глаза выпучены и испуганы, голоса скоро охрипли... В нескольких местах евреи приставляли лестницы, и уже несколько фигур лепились, как муравьи, на карнизах второго этажа. В окнах противоположных домов тоже толпились зрители, надеявшиеся хоть издали увидеть великого цадика. Вокруг заезжего двора поднимался многоголосый гул, из которого то и дело выносились исступленные, почти истерические выкрики. И трудно было разобрать, что звучит в них,- отчаяние или восторг.
На крыльце теперь виднелась над толпой красивая фигура. Его голос, уверенный, плавный и звонкий, раздавался ясно над толпой. Можно было понять, что он тоже призывает толпу к спокойствию. Уважаемый рабби на этот раз не может остановиться в городе ("О, вай-вай!" -- горестно пронеслось над толпой). У него важные дела, которые, может быть, касаются не одного нашего города ("О, вай-вай!"-опять точно вздохнула толпа, но теперь это было признание великой важности дела, которое призывает рабби)... Разве мы знаем, к кому он едет? (Опять вздох и чмоканье.) Надо дать почтенному рабби спокойно уехать, без суеты и беспорядка. А пока почетные люди из общества пройдут к нему и выразят чувства, которыми охвачено все население...
Прошло еще полчаса. Ко двору подъехал ямщик верхом на лошади, ведя в поводу еще пару. Потом ворота внезапно раскрылись, и ковчег выехал из них неожиданно быстро. В толпе опять пронесся вздох, за которым послышался беспорядочный говор, жужжание и выкрики. Коляска повернула на шоссе, сопровождаемая бегущей толпой. Евреи догоняли ее, некоторые хватались за рессоры, спотыкались, падали, на них набегали другие, тоже падали, подымались из пыли и мчались опять.

3. Но Эпштейн -- коган... {Прим. стр. 454} Ему нельзя жениться на разводке.

4. У нас, по еврейскому закону, есть одно правило. Если мужчина наденет кольцо на палец девушки и скажет: "Беру тебя в жены именем 6oга праотцев наших-Авраама, Исаака и Иакова.(Здесь, разумеется, небольшая ошибка).

Посказка: автор известен всем, кто учился в союзе хотя бы в начальной школе. :)

UPDATE: в комментах есть правильный ответ, так что желающим отвечать честно - в кибитку не ходить. :)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments