о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Околорелигиозное

1. С рабочего стола: фоменковцам на заметку

В рамках одного проекта наткнулся на отрывок из мидраша "Шмот Раба", который, ИМХО, не может не заинтересовать фоменковцев как доказательство позднего происхождения "классических" источников".
Контекст: мидраш объясняет, почему Бог так обиделся из-за золотого тельца (изображение Бога обиженной кисой пусть нас не смущает - более антропоморфный иудейский текст, чем Мидраш Раба, мне пока не попадался:

Моше произнес все десять заповедей, кроме двух, которые Святой, благословен Он, сам сказал Израилю: «Я – Господь, Бог твой, да не будет у вас других богов, кроме Меня». Сказал Святой, благословен Он: ужели не могли нарушить ничего, кроме того, что заповедал вам лично?
Сказал рабби Шимон от имени рабби Йеѓошуа бен Леви: на что это похоже? На царя, который взял в жены матрону, дал я две жемчужины из рук в руки, а еще восемь послал ей с посланником. Она же заигралась с любовником, и потеряла две жемчужины, которые дал ей царь. Когда царь узнал о потере, то выгнал ее из дома. Пришли ее друзья, чтобы успокоить царя, и сказали ему: великий царь, где найдешь столь достохвальную и красивую женщину, как она? Сказал им царь: клянусь небом, две жемчужина я дал ей из рук в руки, и послал ей еще восемь! Почему же она не могла потерять из посланных, пусть три, пусть даже все? Она столь пренебрегла мною, что потеряла те две жемчужины, что дал ей из рук в руки!


Правда же, все мы знаем, что это за царь, что за царица, и даже как звали любовника, с которым она заигралась?

1. Евреи и староверы

Благодаря книжке, прочитанной в праздники, нашел интересный документ, - жалобу купчихи Головастиковой на действия П.И. Мельникова - который в то время был не столько писателем Печерским, сколько чиновником по особым поручениям, "зарившем" староверческие скиты в Завольжье:

С 30 ноября на 1 число декабря сего 1853 года в 11 часу пополудни подъехали к дому на трех лошадях неизвестные мне люди, 5 человек, при которых находилось шестеро служащих в штатском нижегородской градской полиции из евреев бутошников, из коих двое перелезли чрез ворота и отперли им оные, которые с последними взошли на двор мой, расставя на оном из оных везде караулы. Сами же вошли в нижний этаж моего дома, в какое время я с моими домашними находилась при больной моей дочери, находящейся в замужестве за княгинским мещанином Иваном Спиридоновым и разрешившейся от супружеской беременности не более 18 часов, — по входе же их в комнату больной, я из числа их опознала двоих — это были чиновники, первый — состоящий на службе Вашего превосходительства Павел Мельников, второй — частный пристав Смирнов, другие же трое мне неизвестные.... После чего этот г. Мельников, как видно, заметя мое расстроенное и без него положение, свойственное сердобольной матери, пекущейся о своем детище, обратился ко мне и к сей дочери моей, лежащей на постели в смертельном обмороке, с требованием от кладовых и сундуков ключей, а когда я обратилась к нему с вопросом, для чего оные ему нужны, и какая есть причина его требования, и чего он намерен искать, тогда он мне сказал только-то, что ему нужно во всем моем доме и во всех сокровенных местах, а даже укладках и сундуках сделать формальный обыск, каковыми словами снова вынудил меня обратиться к нему с вопросом: где сторонние понятые люди, при которых он все то должен делать? Но он в ответ произнес в повелительном тоне или смысле грозный ответ, и именно такими словами, "что нам надо, того и станем искать, а что найдем, то и возьмем, вот тебе и понятые". По вы говорении этих слов обратил свое внимание прямо на больную мою и приступил к осмотру ее постели, и что-то искал затем на ее кровати, на которой она лежала, да и за оной с держащею в одной руке зажженною свечою, каковым неосторожным первоначальным своим действием привел больную в такое большее болезненное состояние, что от испуга его, во-первых, закрылись у нее детородственные крови, а во-вторых, родилась в ней нервическая с бредом лихорадка, от чего теперь, быть может, сокращено ее здоровье безвозвратно...». Далее Головастикову, «находящуюся в комнатном платье и на босу ногу в кожаных башмаках в такое зимнее и холодное время», чиновники «взяли с собою для указания им... кладовых и для отперетия оных», что она, будучи в испуге, «исполнила беспрекословно». В кладовых все было перевернуто до последнего узелка. Обыск на стуже продолжался более часа, одеться Головастиковой не разрешили. Затем перешли на второй этаж. П.И. Мельников взял оттуда иконы, «каковая святыня как бы для поругания ея была к прискорбию моему чиновником Мельниковым отдана в руки евреев, которые с пренебрежением побросали их, как ничего не стоящие доски, в его сани».

Крайне интересно, откуда в николаевские времена в Нижнем Новгороде оказалось столько евреев, да еще среди чинов городской полиции?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments