о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

  • Music:

Кто на ком влиял?

Сначала - небольшая преамбула. Лет уже много назад аз, многогрешный, побывал в альма-матери на конференции, посвященной русско-еврейским культурным контактам. Среди публики там был тот еще паноптикум - например, к одной из докладчиц, милой барышне из Москвы, из зала обратился кавказский человэк в кепке-аэродроме, спросивий ее: "Дэвушка, ты так много слов из Йегодут знаешь - откуда знаешь, да?". А один старичок отжигал на секции, посвященной жаргонной литературе. Стоило очередному докладчику закончить, как он возникал, каждый раз в другом конце аудитории, и с непередаваемым акцентом задавал неизменный вопрос:

Уважаемый докладчик замечательно раскрыл тему влияния великой русской литературы на творчество идишского писателя Имярек. Но почему же никто не говорит о влиянии великой литературы на идиш на творчество русских писателей?

А теперь - собственно амбула. Один из самых известных эпизодов шолом-алейхемовского "Тевье-молочника" - диалог заглавного героя с мясником, где один говорит о корове, а другой - о девушке: Для тех, кто не помнит - вот он под катом:

Теперь, - говорит Лейзер-Волф, - когда мы одни, с глазу на глаз, можно и о деле поговорить. А дело, видите ли, вот в чем: я уже давно собирался потолковать с вами, реб Тевье, я вашей дочери уже несколько раз наказывал, просил, чтобы вы потрудились ко мне... Видите ли, мне приглянулась...
– Знаю, - перебил я, - кто вам приглянулся, да только понапрасну, зря стараетесь, не выйдет это дело, реб Лейзер-Волф, не выйдет.
– Почему так? - спрашивает он и смотрит на меня как будто испуганно.
– Потому, - говорю. - Я могу и подождать, мне не к спеху, река, что ли, загорелась?
– Зачем же ждать, когда можно сейчас же?
– Это, во-первых, - продолжаю я, - а во-вторых, попросту душа за нее болит, жаль живое создание...
– Скажите, пожалуйста! - говорит с усмешкой Лейзер-Волф. - Какие нежности при нашей бедности! Послушал бы кто со стороны, - мог бы подумать, что она у вас одна-единственная. Мне кажется, у вас, реб Тевье, их, не сглазить бы, достаточно...
– Ну и пускай, - отвечаю, - живут на здоровье. А кто мне завидует, пусть сам не имеет...
– Завидует? - говорит он. - Причем тут зависть? Наоборот, именно потому, что все они у вас, не сглазить бы, такие удачные, я и хотел бы... Вы, конечно, меня понимаете? Не забывайте, реб Тевье, какая вам от этого будет выгода.
– Да, да, - отвечаю я, - от ваших благодеяний голова окаменеть может... Зимой снега не пожалеете... Это нам известно с давних пор...
– Ах! - говорит он медовым голосом. - Что вы сравниваете, реб Тевье, те времена с нынешними? Тогда было одно, а теперь совсем другое дело: сейчас мы ведь как-никак породниться собираемся, не правда ли?
– Как это породниться?
– Обыкновенно, - говорит он, - породниться.
– Позвольте, реб Лейзер-Волф, как вы думаете, о чем мы толкуем?
– А ну, скажите вы, реб Тевье, о чем у нас речь идет?
– Что значит? - говорю. - О бурой корове, которую вы хотите у меня купить.
– Ха-ха-ха! - закатывается он. - Ничего себе корова, да еще бурая! Ха-ха-ха!..
– А о ком же разговор, реб Лейзер-Волф? Скажите, я тоже посмеюсь.
– О дочери вашей, - отвечает он. - О вашей Цейтл говорим мы все время!


А вот - конец второго действия "Свадьбы Кречинского", весьма популярной в то время пьесы:

Кречинский. Ну, Петр Константиныч, а какой мы скотный двор сделаем в Стрешневе. Увидите, ведь я хлопотун.
Муромский (весело). Ой ли?
Кречинский. Ей-ей! Слушайте меня (говорит будто по секрету): всю тирольскую заведем.
Те же и Нелькин входит и останавливается у двери в изумлении.
Муромский. Да ведь она того… нежна очень…
Кречинский (целуя руки у Лидочки). Нет, не нежна.
Муромский. Право, нежна.
Нелькин (подходит быстро). Что? что это? Кто нежна?
Кречинский (оборачивается к Нелькину). Скотина!
ЗАНАВЕС ОПУСКАЕТСЯ.


Так что теперь "вызывает интерес и такой еще разрез"(с) - какова вероятность, что Сухово-Кобылин читал "Тевье-молочника" еврейский классик хоть раз видел "Свадьбу Кречинского" до того, как сел писать свой роман. Ибо исследования о взаимодействии Шолом-Алейхема с тогдашней русской культурой, наверное, есть, но мне покамест не попадались.
Subscribe

  • С рабочего стола. Тайна простыни с дыркой

    Во первых строка должен сказать, что мне стыдно. О том, откуда, скорее всего, есть пошла легенда о дырке в простыне, проф. Шапиро написал еще 7…

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments