о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

«Варварский ритуал»: борьба с обрезанием в СССР

Более полный вариант статьи, написанной, скажем так, при активном участии ВПС, и опубликованной в
октябрьском Лехаимe

Формально обрезание в СССР никто и никогда не запрещал. Поэтому даже в сталинские годы моэлей судили не за сам обряд, но за нарушение каких-нибудь санитарно-гигиенических правил. К примеру, моэлю из местечка Озаричи Бобруйского уезда Гиршу Пинский, приговоренному к трем годам лишения свободы, было предъявлено следующее абсурдное обвинение: «Обрезание ребенка, который после брит-мила умер... от воспаления легких». Аналогичный случай был в свое время описан Ицхаком Бабелем: одесский моэль Нафтула, герой его «Карл Янкель» оказался на скамье подсудимых, поскольку, обрезав мальчика, отсосал кровь прямо ртом, а не с помощью специальной трубочки, уменьшающей риск заражения.

Впрочем, как знали все жившие в СССР, «не запрещено» далеко не всегда означало «можно». Поэтому и моэля, и родителей, решившихся на обрезание своего сына, могли ждать серьезные неприятности, особенно во время очередной антирелигиозной кампании.

Одна из самых ожесточенных подобных кампаний пришлась на последние годы правления Никиты Хрущева. Историки не пришли к единому мнению, каковы были конечные цели этой кампании – хотело ли партийное руководство в короткие сроки окончательно искоренить религию, или же всего лишь ослабить ее влияние. В любом случае для советских верующих, включая евреев, она оказалась сильным ударом: в стране были закрыты сотни храмов, в том числе более ста (по другим сведениям, более трехсот) синагог. В Черновцах, Виннице, Барановичах, Оренбурге, Иркутске, Свердловске, Казани, Львове, Каунасе, Грозном и многих других городах синагог не осталось вовсе. Кроме того, в центральной и местной прессе была развернута мощная кампания против некоторых религиозных обрядов, и в том числе обрезания.

В разных регионах борьба с обрезанием протекала с разной интенсивностью. В Грузии и Средней Азии власти вели себя более терпимо, особенно в отношение грузинских, горских и бухарских евреев. Поэтому даже в разгар антирелигиозной кампании местные евреи обрезали своих сыновей на глазах у всех и с большой помпой. Несколько раввинов из Бронкса, посетивших в те годы СССР, побывали на обрезании в Кутаисе, где на церемонии в синагоге присутствовало более пятисот гостей. Впрочем, даже в этих краях обрезание нередко подвергалось нападкам в прессе. К примеру, буйнакская газета «Коммунист», начавшая кампанию против местной синагоги, обвиняло ее лидеров в сохранении таких «отсталых» обрядов, как обрезание.

В европейской части СССР власти вели себя гораздо последовательнее и энергичней. Поэтому здешние евреи, решившие обрезать своего сына, должны были действовать максимально скрытно, дабы не привлечь внимания хороших и верных товарищей.

Сделать это было достаточно трудно. В отличие от крещения, не оставлявшего внешних следов, скрыть обрезания было невозможно, правда выплывала наружу после первого же врачебного осмотра. А дальше все зависело от «сознательности» медработников и ретивости местного начальства.

Одной из жертв такого доноса стал черновицкий моэль Шехтер. После сделанного им обрезания у мальчика началось небольшое кровотечение, испуганные родители не смогли найти Шехтера – в это время он делал обрезание в другом конце города – и вызвали скорую помощь. Врач остановил кровь, выяснил, что ничего страшного не произошло, и отбыл восвояси. Однако шофер скорой решил, что дело тут нечисто, и донес куда следует. Началось следствие, Шехтер был арестован за незаконную медицинскую деятельность, а вскоре в местной филармонии был организован общественный суд, который во всех подробностях описала местная газета «Радянская правда». Сломленный предварительным заключением, Шехтер пообещал навсегда покончить с «варварским ремеслом», и даже призвал молодых родителей не отдавать своих маленьких детей «в грязные руки моэлей».

Если последствия неудачного обрезания были серьезнее, власти действовали еще энергичнее. Так, 28 апреля 1960 в газете «Советская Молдавия» появилась статья некого Е. Павленко «Под сенью синагоги», в которой рассказывалось о судьбе маленького Мони, госпитализированного в местной больнице после обрезания, сделанного местным моэлем Рахмиэлем Дразниным. Согласно заметке, это был далеко не первый случай, когда больнице пришлось оказывать срочную медицинскую помощь пациентам Дразнина, которого главврач Кожин назвал «человеком, совершенно несведущим в медицине». В отличие от Шехтера, для молдавского моэля дело закончилось не общественным, а уголовным судебным процессом, который, смакую «кровавые» подробности, подробно осветила молдавская газета «Молдова социалистэ».

Отсутствие у моэлей должной медицинской подготовки и профессиональных знаний было постоянной темой советской антирелигиозной пропаганды. Так, в «Гомельской правде» от 24 июня 1960 был опубликован донос на Шмуэля-Гершона Шмаевича Соркина, бывшего резника из белорусского местечка Новобелицы, который, вернувшись из эвакуации в 1945, не только продолжил заниматься ритуальным убоем, но и стал делать обрезания. Не стесняясь в выражениях, журналист назвал Соркина шарлатаном, не знающим основ медицины.

В августе 1963 украинский журнал «Войовничий атеїзм» («Воинствующий атеизм») опубликовал пространную статью, обвиняющую моэлей в нарушении всех мыслимых и немыслимых правил гигиены. Всем известно, утверждал автор, что эти люди никогда не моют руки и не чистят ногти, делают операции нестерильными инструментами. В медицинской литературе якобы описаны многочисленные случаи заражения сифилисом и другими болезнями в результате обрезания. В Умани обрезанный младенец скончался от заражения крови, и т.д. Журналист дописался до того, что некоторые современные моэли делают обрезание… каменными ножами (практика, действительно существовавшая в библейские и талмудические времена, но давно забытая в Восточной Европе).

Возможно, профессиональные качества некоторых моэлей действительно оставляли желать лучшего, тем более, что среди них было немало переквалифицировавшихся резников, а также просто стариков. Тем не менее, в своей заботе о здоровье еврейских детей власти, как обычно, лукавили. Во-первых, в СССР не существовало никаких легальных возможностей профессиональной подготовки и повышения квалификации моэлей. А во-вторых, серьезные осложнения нередко возникали из-за того, что родители, опасаясь неприятностей, боялись своевременно обратиться к врачу – будь советская политика иной, таких страхов бы, естественно, не было.

Другим излюбленным мотивом антиклерикальной пропаганды была алчность моэлей. Гражданам настойчиво внушали, что «еврейское духовенство» настаивает на сохранении этого «варварского ритуала», чтобы не лишиться важного источника прибыли. На упомянутом выше процессе в Черновцах несчастного Шехтера, среди прочего, заставили признаться, что он занимается обрезаниями исключительно в силу того, что он не умеет делать ничего другого. Шмуэля Соркина газета обвиняла в том, что за каждую операцию в Гомеле, Жлобине, Речице и Рогачеве он брал не менее 150 рублей (15 на послереформенные деньги). Саратовский журнал «Коммунист» (ноябрь 1961) утверждал, что приезжие моэли (на языке журнала - «подпольные гастролеры»), Заславский и Зингер, требуют за операцию от 300 до 500 рублей, а так же оплату питания и дорожных расходов. Обвинение в стремлении «набить карманы» прозвучало на процессе Рахмиэля Дразнина.

4 февраля 1960 «Советская Белоруссия» опубликовала фельетон «Под сводами синагоги», в котором приводился вымышленный разговор между руководителями общины. Среди прочего, в разговоре обсуждалось приглашение моэля из Вильнюса – некого Арона Лифшица, якобы бравшего за операцию 500 рублей. Интересно отметить, что вопрос о приглашении постоянного моэля в это время действительно обсуждался – своего специалиста в Минске не было, «гастролеров» же власти категорически не допускали. Видимо, кто-то из осведомителей просигнализировал, куда следует, и партийное начальство решило нанести превентивный удар.

Для давления на моэлей власти, ничтоже сумняшися, использовали их родственников, особенно если те были членами партии или занимали видное положение. К примеру, в статье о Соркине были названы имена и профессии детей Шмуэля Шмаевича: корреспондент интересовался, почему «Рахель Шмуэльевна Капальникова, врач городской больницы №4», и ее муж, Залман Моисеевич Капальников, равнодушны к религиозной деятельности Соркина, и не пытаются ее пресечь. Естественно, не забывали и о родителях, решивших обрезать своего сына. Упомянутый выше саратовский «Коммунист», к примеру, возмущался, как могли согласиться на это варварство «комсомолец Борис Кац» и его жена Ада, человек с высшим образованием.

Советская пропаганда традиционно пыталась выставить религию уделом старых, отсталых людей. Не стала исключением и кампания против обрезания. В 1962 в январском номере журнала «Наука и религия» появился фельетон некого М. Альтшулера, написанный в виде воображаемого диалога двух пожилых евреев. На вопрос, обрезан ли его внук, один из собеседников ответил, что на этом настояла его жена, заявившая, что не будет купать необрезанного ребенка. (Интересно, что схожим образом многие русские бабушки добивались в те годы крещения внуков, заявляя, что не будут нянчить некрещеного ). По словам рассказчика, когда о случившемся узнал его зять, член партии, «он собрал вещи и ушел… теперь они живут отдельно, и не пускают мою жену, его тещу, на порог своего дома». По мнению автора, в подобном случае именно так и должен был поступать каждый сознательный гражданин.

Советская власть традиционно стремилась бороться с иудаизмом руками «сознательных» евреев. Кампания против обрезания не была исключением. Когда в сентябре 1960 в Черновцах решили закрыть синагогу, в «Радянской Украине» появилось несколько соответствующих писем еврейских трудящихся. Автор одного из них, подписавшийся «М. Лангер, техник-строитель», особенно возмущался «синагогальными паразитами», проводившими «обряд объевреивания», т.е. обрезания.

Разумеется, не обходилось и без идеологических нападок на обрезание. К примеру, 19 декабря 1958 «Львовская правда» опубликовала статью некого М. Куца, с характерным названием «Реакционная сущность еврейской религии». Среди прочего, автор, назвавшийся кандидатом исторических наук, утверждал, что обряд обрезание был предназначен для того, чтобы воспитать у евреев неприязнь к другим народам.

Агрессивная кампания против обрезания оказалась достаточно эффективной – количество обрезанных мальчиков значительно снизилось даже в западных областях, где гонения на национальную и религиозную еврейскую жизнь начались на двадцать лет позже. Израильский журналист Бен-Ами, побывавший в СССР в пятидесятые годы, приводит характерный диалог со старым евреем из маленького причерноморского городка: «Мой внук, еврейский мальчик, не обрезан. Но что можно сделать, у нас в городе моэля нет, а сын боится ехать с ребенком в большой город и искать подпольного моэля».

Тем не менее, полностью уничтожить обрезание властям не удалось даже в крупных городах с преимущественно ассимилированным еврейским населением. В беседе с израильским журналистом ленинградский моэль пожаловался, что счастлив, если делает обрезание два-три раза в неделю - т.е примерно 5% еврейских мальчиков вступали в завет праотца Авраама. Возможно, их было даже немного больше: советский профессор-еврей, беседовавший в 1966 с приехавшим из Америки родственником, утверждал, что знает несколько семей, где дети были обрезаны, чаще всего подпольно.
Subscribe

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…