о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Хумаш для женщин

Написал для Букника статью, превратившуюся в рецензию на русский перевод "Цэны у-Рэны".

Вся статья со всеми ссылками - по ссылке. Здесь же, для удобства читателей - наиболее существенное:

Вплоть до начала ХХ века традиционное еврейское общество уделяло не слишком много внимания религиозному образованию девочек. Доходило до того, что многие женщины даже не могли прочесть молитвенник и в Грозные дни нанимали зогерке — знавшую иврит женщину, которая читала молитвы для прочих неграмотных женщин. (Если на иврите не читал никто из представительниц прекрасного пола, зогерке назначали парня, которого, во избежание соблазна, сажали в бочку посреди женской галереи1.)

Впрочем, даже не знавшие иврита еврейские женщины в большинстве своем умели читать и даже писать на идише, поэтому с развитием еврейского книгопечатания появилась обширная и разнообразная религиозная литература на идише, предназначенная в первую очередь именно для женщин: сборники специальных женских молитв (тхинот), популярные изложения законов семейной чистоты и отделения халы, различные этические сочинения. Однако популярнее всего у еврейских читателей была «Цэна у-Рена» («Пойдите и посмотрите») — переложение историй Пятикнижия, пяти мегилот (книг Рут, Эстер, Когелет, Эйха и Шир га-Ширим), а также отрывков из пророков и других библейских книг, которые читают в синагогах по субботам и праздникам.

Об авторе «Цэны у-Рэны», рабби Яакове бен Ицхаке Ашкеназе, известно сегодня крайне мало. Скорее всего, он родился около 1550 года и провел большую часть жизни в польском городе Янове. Помимо «Цэны у-Рэны», его перу принадлежит еще несколько религиозных сочинений. Р. Ашкенази скончался около 1623 года, успев увидеть колоссальный успех своей самой известной книги2.

Правда, доподлинно неизвестно, где и когда впервые увидела свет эта книга. Самая старая из дошедших до нас была издана в 1622 в городе Ханнау (на титульном листе ошибочно указано, что в Базеле), однако, согласно предисловию, этому изданию предшествовали по крайней мере три — одно в Люблине и два в Кракове. Как полагает Ю. Карлебах, люблинское издание вышло тридцатью годами ранее, около 1590 года3.

После смерти р. Ашкенази «Цэна у-Рэна» выдержала более двухсот переизданий, став любимым субботним чтением еврейских женщин. Прославленный польский раввин Хафец Хаим утверждал: в традиционном местечке «в каждом еврейском доме следовали пути Торы, и читали "Цэна у-Рэну"»4 А его младший современник, поэт Ицик Мангер вспоминал:

Моя прапрабабушка говаривала: «Верно, Хумеш [Пятикнижие] книга не человеческая, а истинно Б-жественная. Я ее всю жизнь каждый год перечитываю, а она все не наскучит». Полагаю, она читала не само Пятикнижие, а «Цэна у-Рэна», пересказ на идише вместе с комментариями и мидрашами, своего рода библейский роман. А «Цэна у-Рэна» не могла ей наскучить, потому что она твердо знала: это не только для нее писано, но и про нее5.

Для многих женщин книга р. Ашкенази была основным, а то и единственным источником сведений о библейских сюжетах. Нередко раввины видели в ней важнейший инструмент религиозного воспитания еврейских женщин. К примеру, шестой Любавичский ребе, р. Йосеф-Ицхак Шнеерсон, писал о еврейской жизни Витебска: «С помощью книги “Цэна-у Рэна” женщины начали знакомиться с важнейшими вопросами еврейства»6.

О том, что книга была предназначена в первую очередь для женщин, свидетельствует уже ее название, являющееся началом библейского стиха «Пойдите и посмотрите, дочери Сиона» (Шир га-Ширим, 3:11). Кроме того, значительная часть «Цэны у-Рэны» посвящена специфическим женским проблемам, не слишком актуальным для мужчин. К примеру, из книги можно было узнать, что накануне менструации многие женщины страдают от головной боли и «тяжести в членах»; что зародыш формируется в матке на сороковой день; что во время беременности у женщины возникают излишки крови, которые наполняют грудь и превращаются в молоко; что женщины сгибают колени во время родов… Впрочем, как с грустью заметил р. Ашкенази, уже в его время у книги появился круг читателей-мужчин, неспособных серьезно учить Тору:

По грехам нашим стали учиться меньше, ибо не понимают (святой) язык, а если кто и хочет учиться, то не может, ибо приходится тяжело работать ради хлеба насущного. Когда же видит он книгу на лашон ашкеназ (идиш), то покупает ее и думает: «И я буду учить закон». Поэтому… все захотели учиться по «Цэне у-Рэне»7.

В традиционных изданиях Танаха собственно библейский текст печатался отдельно от комментариев. Р. Ашкенази решил, что для его читательниц это будет слишком сложно, и вплел традиционные мидраши и комментарии (прежде всего Раши) непосредственно в ткань повествования. Кроме того, он решил обойти большую часть проблематичных для толкования мест, а также сгладить противоречия между различными библейскими отрывками.

Большая часть книги написана в виде вопросов и ответов. Например, в рассказе о шести днях творения р. Ашкенази задает вопрос, почему на небе есть два светила, одно большое (Солнце) и одно малое (Луна), и предлагает читателям сразу несколько ответов:

1. Солнце служит всем людям, тогда как Луна — только евреям (для установления календаря).
2. Если бы на небе было только Солнце, люди сочли бы его Богом.
3. Если бы Луна и Солнце были одной величины, люди не отличали бы дня от ночи, работали сутками напролет и быстро умирали.
4. Ночь так же необходима для отдыха и изучения Торы.

Вне всякого сомнения, р. Ашкенази видел свою задачу в том, чтобы познакомить своих читательниц не только с библейскими сюжетами, но и с основами еврейской этики и общежития. Поэтому он неустанно напоминал, что высшей добродетелью является смирение, а компромисс — лучшее следование букве закона; что вести дела нужно честно, а обманывать нееврейского клиента — все равно что обманывать Бога (многие еврейские женщины занимались торговлей8, поэтому это напоминание было весьма актуальным); что к нееврейским властям следует относиться с почтением. Не забывал он и о недостатках, присущих, по его мнению, прежде всего представительницам слабого пола, не исключая и наиболее почитаемых героинь Писания: жадности и любопытству (Сара), ревности (Рахель), болтливости (Мирьям), лени (снова Сара).

По мере распространения идей Просвещения «Цэна у-Рэна» неоднократно становилась объектом критики со стороны просветителей, полагавшей эту книгу излишне примитивной. Уже в 1806 году германский маскиль Г. Соломон опубликовал серию статей «Письма к почтенной женщине еврейской веры», в которой среди прочего убеждал своих читательниц отказаться от обычаев «старых необразованных женщин, читавших только “Цэну у-Рэну”». В 1810 году известный издатель С. Ахарон опубликовал новый перевод Пятикнижия, в предисловии к которому заявил, что язык «Цэны у-Рэны» слишком вульгарен, чтобы рекомендовать эту книгу незамужним девушкам9.

Впоследствии подобная критика звучала все чаще: в прогрессивных еврейских кругах сочинение р. Ашкенази стало символом «отсталости» и скуки. Еврейский писатель и литературовед, уроженец Ляд Реувен Брайнин (1862–1939) вспоминал о временах своей молодости, когда в местечке повеяли ветры перемен:

Мать и дочь сидят за одним столом, рядом, и, тем не менее, их разделяет глубокая пропасть. Мать в парике, сидит с религиозной миной на лице и читает «Цеена у-реена», или повторяет слово за словом тхину (индивидуальные молитвы, произносимые, в основном, женщинами вне синагоги) трагическим голосом, насыщенным слезами; а дочь, с подстриженной головой и с вызывающим взглядом и видом, читает подпольную революционную книгу10.

Схожие мотивы присутствуют и в художественной литературе, например в романе Исроэла-Иешуа Зингера — старшего брата нобелевского лауреата Ицхака Башевиса-Зингера, писавшего о польской еврейской семье начала ХХ века.

Хана раскрывала «Цену у-Рэну» и нараспев читала дочерям. Но Маля и Даля уже знали все истории с прошлого года, с позапрошлого года и всеми силами сдерживали себя, чтобы не рассмеяться от старинного слога, который мать благочестиво тянула нараспев.
— Что это еще за насмешки над праведником? — хотела она знать. — Что смешного в рабейну Бехае?
Девочки сгибались в три погибели.
— Я не знаю, но это очень смешно, — хихикая, отвечала Маля.
— Очень смешно, — как эхо повторяла Даля11.

Традиционные круги остались нечувствительными к критике просвещенцев. Интерес к «Цэне у-Ренэ» сохранился здесь даже после Второй мировой войны, уничтожившей европейские общины, говорящие на идише. Правда, читать книгу в оригинале стало практически некому, и возникла потребность в переводах: в 1973–75 годах в Бней-Браке вышел в свет полный перевод на иврит в четырех томах, в 1983–84-м — трехтомное английское издание. А теперь появился и русский перевод.
Subscribe

  • С рабочего стола. Тайна простыни с дыркой

    Во первых строка должен сказать, что мне стыдно. О том, откуда, скорее всего, есть пошла легенда о дырке в простыне, проф. Шапиро написал еще 7…

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • С рабочего стола. Тайна простыни с дыркой

    Во первых строка должен сказать, что мне стыдно. О том, откуда, скорее всего, есть пошла легенда о дырке в простыне, проф. Шапиро написал еще 7…

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…