о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Current reading: карантин по-русски

Продолжая почитывать "Историю эпидемий в России", о которой я как-то уже писал, наыкнулся на следующее леденящее душу описание карантинных мероприятий эпохи Ивана Грозного:

B 1572 г. новгородский летописец пишет: «Месяца октября 29, в понедельник, в Новегороде которые люди есть на них знамя смертоносное, у церквей погребати не велели, и велели их из Новагорода выносити вон'за город, в деревню Водопьяново, за шесть верст по Волхово вниз... и поставиши заставу по улицам и сторожей: в которой улице человек умрет знаменем и те дворы запирали и с людьми и кормили тех людей улицею, и отцом духовным покаивати тех людей знаменных не велели; а учнет который священник тех людей каяти, бояр не доложа, ино тех священников велели жещи с теми же людми з болными».

Интересно, это особенность конкретного царствования, или же более общее мировоззрение, когда всеобщая глубокая религиозность сочеталась с совершенно несакральным отношениям к духовному сословию, по крайней мере его низшему звену? Поскольку мнится мне, что в наши куда более безбожные времена на такой шаг не решились бы не только из общего смягчения нравов, но прежде всего в силу сакрально-суеверного отношения к фигуре священослужителя.

Кстати, если верить летописи, жестокие карантинные мероприятия таки оказались действенными:

«Месяца ноября в 4, в неделю, в Новегороде, на опришной стороне, государьской посланик Григорей Никитичь Бормосов спрашивал игуменов и священников и старцев и всех монастырей про мор; и сказали, мору нет нигде
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments