о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:

Руслан и Людмила» и голые бояре

В продолжение вчерашней оперной темы, на этот раз в виде целой статьи для "Русского мира".

Текст небольшой, поэтому для удобства копирую сюда самое интересное:

O режиссёрских находках Дмитрия Чернякова, переодевшего героев в современные костюмы и перенесшего действие в интерьеры, напоминающие дома терпимости, писали уже многие, включая публицистов, чьи творческие интересы обычно весьма далеки от театральных подмостков. Поэтому поговорим не о самой постановке, а о тенденции, вот уже много лет господствующей на многих оперных сценах, а в последние годы всё более утверждающейся и в России.

Прежде всего, хотелось бы отвести от себя подозрения в чрезмерном консерватизме и буквализме. Сама идея переноса действия оперы в другую эпоху, чем это было задумано либреттистом, вовсе не кажется мне кощунственной. Несколько лет назад мне довелось посмотреть «Сицилийскую вечерю» в постановке «Ла Скала», где действие было перенесено из тринадцатого века в девятнадцатый – на мой взгляд, опера от этого только выиграла. Проблема в другом: подобные эксперименты требуют, чтобы постановщик очень тонко чувствовал все музыкальные и драматические нюансы оперы, в противном случае аудиоряд вступает в слишком явное противоречие с визуальным. К сожалению, большинство режиссёров-экспериментаторов подобной чувствительностью похвастаться не могут; недавняя премьера в «Большом», похоже, ещё одно тому подтверждение.

По неизвестной причине постановки вроде черняковской принято называть модернистскими. Однако этому «модернизму» даже в России – сто лет в обед: над подобными режиссёрскими экспериментами вдоволь потешались ещё классики русской и ранней советской журналистики, включая Ильфа и Петрова, предрекавшие Мейерхольду смерть от «трапеции с голыми боярами», которая упадёт на него во время репетиции. Те же авторы оставили нам красочное описание спектакля, весьма напоминающего нынешние сценические эксперименты:

Подколесина на сцене не было. Порыскав глазами, Ипполит Матвеевич увидел свисающие с потолка фанерные прямоугольники, выкрашенные в основные цвета солнечного спектра. Ни дверей, ни синих кисейных окон не было. Под разноцветными прямоугольниками танцевали дамочки в больших, вырезанных из чёрного картона шляпах. Бутылочные стоны вызвали на сцену Подколесина, который врезался в толпу верхом на Степане. Подколесин был наряжен в камергерский мундир. Разогнав дамочек словами, которые в пьесе не значились, Подколесин возопил:
– Степа-ан!
Одновременно с этим он прыгнул в сторону и замер в трудной позе. Степан, стоящий тут же и одетый в барсову шкуру, не откликался...</и>

Сторонники режиссёрских экспериментов нередко утверждают, что поскольку традиционный оперный репертуар весьма ограничен, публике-де наскучили переходящие из спектакля в спектакль боярские бороды или рыцарские замки. Несколько десятилетий назад, возможно, так оно и было. Однако сегодня, с учётом господствующих тенденций, всё обстоит прямо противоположным образом – выросло, кажется, целое поколение зрителей, ни разу не видевших аутентичной постановки некоторых популярных опер. К примеру, автору этих строк довелось ровно один (!) раз посмотреть средневекового «Фауста», да и то не на оперной сцене, а в советском фильме 1982 года.

Кроме того, помимо заядлых любителей, видевших на своём веку десятки «Травиат», «Онегиных» и «Севильских цирюльников», на оперу иногда приходят новички, и даже horribile dictu, дети, для которых поход на спектакль становится первым знакомством с данной оперой, а нередко – и с оперным искусством в целом. И мне почему-то не кажется правильным, что, придя на «Руслана», ребёнок вместо пушкинский сказки окажется на мусорной свалке, в коммунальной квартире или, как в «Руслане и Людмиле» Чернякова, среди дам лёгкого поведения.

Валентин Катаев, Юрий Нагибин, Булат Окуджава и многие другие вспоминали, каким незабываемым впечатлением стал для них первый поход в оперу, перенесший их в чудесный мир, столь непохожий на окружавшую их повседневность. Было бы ужасной несправедливостью, чтобы наши дети навсегда лишились подобного опыта ради удовлетворения личных и творческих амбиций режиссёров-экспериментаторов.

Разумеется, никто не предлагает лишить людей искусства права на творческие поиски. Однако стоит подумать о том, следует ли непременно предоставлять главную сцену страны для подобных экспериментов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments