February 15th, 2021

o_aronius

Current reading. Сколько стоит слово прокурора, или как еврей контрабандиста спас.



Еще раз выражаю искреннюю благодарность уважаемой ermenegilda'e, благодаря которой аз, многогрешный, нашел и прочел книжку Были давние и недавние Сергея Званцева (Александр Исаакович Шамкович) - советского драматурга и фельетониста, ныне, полагаю, совершенно забытого (я, по крайней мере, о нем никогда прежде не слышал; интересно, есть ли здесь кто-то, кто его читал?).

Книжка, конечно, не лишена фактических неточностей, и содержит пару-тройку кондово-советских главок (тоже, впрочем, небесполезных - одна из них, к примеру, лишний раз опровергает популярный миф о непоминании нацистского геноцида). Однако в целом читается легко и приятно, и содержит много любопытных баек - например, уже упоминавшийся очерк о том, как таганрогский раввин просил молитв у Иоанна Кронштадского. Но мы здесь приведем другую историю - онапоминающую, что были времена, когда в России были настоящие состязательные процессы и существовало реальное, а не басманное правосудие.

Речь идет о деле Марка Афанасьевича Вальяно (Маринос Валлианос), таганрогского негоцианта, попавшегося на контрабанде на огромные суммы, и пригласившего в качестве защитника известного адвоката Александра Пассовера. (Поскольку в Российской империи главными контрабандистами, как известно, были именно евреи и греки,в этом факте можно увидеть что-то глубоко символическое).

Пока длился допрос свидетелей, суетливость проявлял один лишь прокурор. Он спрашивал и переспрашивал, с аффектацией просил председателя занести в протокол полученные ответы, бросал на защитника победоносные взгляды. И в самом деле, свидетели-рыбаки, напуганные непривычной обстановкой и строгим председателем, в один голос признавали, что Вальяно много раз нанимал их перевозить контрабанду на турецких фелюгах.

— Да, на фелюгах, — подтверждал, вздыхая, и сам Вальяно.
Collapse )

Бледное лицо прокурора залилось краской. Он вскочил и почти закричал дрожащим голосом:

— Вальяно — контрабандист! Если бы он им не был, он бы не мог заплатить своему защитнику миллион рублей за защиту!

В зале ахнули. Миллион рублей? Неслыханная цифра! Пятьдесят тысяч за уголовную защиту считались огромным, рекордным гонораром. Но миллион… Никто никогда и не слыхивал о подобном куше. Миллион рублей! Эта цифра оглушила, загипнотизировала весь зал. Председатель суда, уже готовивший в уме «краткое напутственное резюме» присяжным о неизбежности и даже, так сказать, неотвратимости оправдания, вдруг заколебался. Его малоподвижное воображение было захвачено волнующим словом «миллион». «Интересно, если золотом, сколько это будет пудов? Ах, каналья!..»

— Теперь адвокату — крышка, — свистящим шепотом сказал соседу сидевший в первом ряду отставной генерал с багровым лицом.

Но видавший виды адвокат держался бодро. Он еще не признал себя побежденным, он уже снова у пюпитра. Позвольте, но что он говорит?

— …Тут прокурор заявил, что я получил за свою защиту миллион рублей, — раздался звонкий, молодой голос адвоката. — По этому поводу я должен сказать…

И — снова пауза. Черт возьми, можно ли так играть на нервах!
Collapse )
  • Current Music
    Трубадур (Кабаиванска, Каппуччилли, Коссотто, Доминго)