March 9th, 2020

o_aronius

Current reading: хасидизм, саббатианство и семейные ценности

"Мои воспоминания" Ехезкеля Котика мне были известны давно, аз, многогрешный, даже использовал их в разных проектах. Oднако в нормальном виде их выложили относительно недавно, так что прочесть их целиком решил только сейчас.

Среди прочего, мемуары представляют несомненный интерес с точки зрения конфликта хасидов и миснагедов (Котик хорошо знал и тех, и других: его дед был миснагедом, а отец стал хасидом).

Прежде всего, из мемуаров видно, что еще в 60-е годы XIX веке былые страсти не только не улеглись, но пылали с прежней силой. По подственнику хасидом, миснагеды справляли траур, как по покойнику или выкресту: Понятно, что Арон-Лейзер был рьяным миснагидом, а раввин - тем более, и когда к нему пришла как-то раз еврейка из Заставья и пожаловалась, что сын её стал хасидом, он ей велел «порвать одежду» и сидеть шиву. Отец-хасид мог побить взрослого сына, изъявившего желание учиться в Воложинской йешиве, и т.д. Ничего удивительного, впрочем, в этом нет: время сионизма и социализма еще не наступило, просвещенцы были немногочисленными, так что в отсутствие общего врага можно было воевать в свое удовольствие.

Кроме того, воспоминание Котика напоминает, почему появление хасидизма вызвало такую реакцию у традиционного религиозного руководства. Collapse )

Ну и в заключении - история о хасидских семейных ценностях. (Замечу в скобках, что аналогичные истории мне доводилось слышать о некоторых православных "старцах"):

Случился он с моим шурином Ехезкелем, сыном каменецкого раввина. У этого Ехезкеля совсем не осталось детей, и его дочь Двора, молодая женщина, чей свёкр умер в ночь её свадьбы, тоже прожила недолго. И реб Ехезкель со своей женой Хадас остались на старости лет без детей.

Реб Ехезкель восемь-девять месяцев в году проводил в поездках от слонимского общества за деньгами для Эрец-Исроэль и всё время сидел у ребе, став его правой рукой.

Как-то в Пурим сидит он так рядом с ребе за трапезой. Ребе наливает два стакана вина: для себя и для реб Ехезкеля. Оба пьют «лехаим». Присутствующие хасиды смотрят с завистью, как они пьют. И, отхлебнув, ребе говорит:

«Лехаим, лехаим, Ехезкель, с Божьей помощью – через год будет мальчик».
Collapse )
  • Current Music
    Лючия ди Ламмермур (Паваротти, Дойтеком)