September 9th, 2019

o_aronius

Current reading: театр и национальный вопрос



Некоторое время назад аз, многогрешный, уже писал о национальных страстях, царивших в дореволюционном киевском театре. И вот, при чтениия (небезынтересных, хотя местами занудноватых) мемуаров провинциального театрального рецензента, выяснилось, что аналогичный случай был имел место и до этого. Правда, без участия евреев:

С удовольствием привожу соответствующий отрывок. Орфография старая, все современные аллюзии случайны, за неприличное слово на букву х. все претензии к автору (который, впрочем, в качестве оправдания мог бы сослаться на Шевченко): Collapse )

Про евреев, впрочем, у Ярона тоже имеется:

О Каминскомъ я слышалъ еще года черезъ два по поводу его дебюта въ Москвѣ у Лентовскаго въ опереткѣ "Корневильскіе колокола". Входную арію "Бродилъ три раза кругомъ свѣта" онъ спѣлъ до того хорошо, что его заставили повторить ее нѣсколько разъ. Но когда коснулось прозы и Каминскій, съ сильнымъ еврейскимъ акцентомъ, сказалъ:
"Однакова я замѣчаю, что здѣшняго народнаго селенія, весьма любезнаго себѣ", публика до того стала хохотать, что дальше ничего не было слышно, а Лентовскій, сидѣвшій въ то время въ ложѣ, отъ хохота свалился со стула и долго не могъ прійти въ себя. Collapse )

Ну и еще одна цитата - к недавним разговорам о том, как (некоторые) набожные евреи ходили в театр, и как (опять же, некоторые) справляли траур по крестившимся родственникам:

Когда Тартаковъ получила средства -- онъ удѣлялъ не малую часть своей семьѣ; всякое семейное событіе вродѣ замужества сестры или ближайшей родственницы, всегда отражалось на бюджетѣ Тартакова и въ довольно солидной суммѣ; въ этомъ кроется причина, почему онъ, не смотря на громадное жалованье, состоянія никакого но нажилъ. Въ Кіевѣ его часто посѣщали родные и всякое такое посѣщеніе вынуждало его раскошеливаться. Помогалъ, впрочемъ. Тартаковъ нетолько роднымъ, но и многимъ изъ товарищей, такъ такъ вообще былъ очень добръ. Семьи своей артистъ не стѣснялся и всегда принималъ радушно вслухъ членовъ ея. Я помню такой фактъ: какъ-то въ театрѣ въ ложѣ бель-этажа сидѣла типичная старая еврейка въ парикѣ и съ чернымъ платочкомъ на головѣ; вмѣстѣ съ ней сидѣла и жена Тартакова, На вопросъ, кто сидитъ съ Марьей Ивановной, Тартаковъ отвѣтилъ: "Эта еврейка? Да это моя матушка"! Старая еврейка и рядомъ съ ней ея невѣстка, урожденная княжна Шаховская, напоминали сцену изъ "Современной барышни", гдѣ Янкель Штейнбергъ появляется подъ руку съ генераломъ.
  • Current Music
    Борис Годунов (Маторин)