May 13th, 2019

o_aronius

Current reading: "Набукко" без евреев и истоки теории апроприации

Хотя параллели между совдепией и гитлеровской Германией стали почти моветоном, просто не могу удержаться.

Как известно, сразу после революции большевики вынашивали грандиозные планы наполнить "ветхую" оперу новым революционным содержанием. Как пишет осведомленный мемуарист, "были заказаны одновременно переделки поэтической «Тоски» Пуччини на «Борьбу за коммуну», а «Гугенотов» Мейербера на «Декабристов». В «Гугенотах» вместо Рауля пел Рылеев, а Варфоломеевскую ночь ничтоже сумняшеся заменили восстанием на Сенатской площади".

Впоследствие эту затею оставили, однако время от времени комиссары в пыльных шлемах продолжали вмешиваться в текст либретто - достаточно вспомнить "Иоланту", которую чистили от религиозных мотивов, или "Жизнь за царя", стараниями Сергея Городецкого превратившуюся в "Сусанина".

И вот, прочитав монографию Лили Гирш A Jewish Orchestra in Nazi Germany: Musical Politics and the Berlin Jewish Culture League, аз, многогрешный, с интересом узнал, что в нацистской Германии "в области балета"(тм) происходило практически ТОЖЕ САМОЕ Collapse )

Пы. Сы. Разумеется, сама Гирш подобных параллелей не проводит. Но зато замечательно проехалась по модной в нынешних прогрессивных кругах теории культурной апроприации - прямо указав, откуда, по ее мнению, у этой теории ноги растут:

Nazi leaders justi‹ed the creation of the League, in part, by arguing that when Jews performed German masterworks they degraded and polluted them. In short, Jews could and should only create Jewish music.

Such twisted logic corresponds in striking detail to the thinking behind the contemporary idea of cultural appropriation.
Collapse )

P.P.S. Нашел в сети описание "Борьбы за коммуну". Таки да, глотать чернил и плакать:


Последние дни Парижской коммуны. В соборе скрывается старейший предводитель коммунаров Делеклюз. При обыске собора глава версальской армии Галифе обнаруживает красное знамя революции, а вместо фрески «страшного суда» – картину коммунара Арлена, изображающую «Торжество коммунизма». Арлен и его невеста, русская коммунарка Жанна, схвачены отрядом версальцев. Чтобы узнать, где прячется Делеклюз, Галифе подвергает Арлена пытке. Жанна вынуждена выдать тайну. Галифе склоняет Жанну отдаться ему, чтобы спасти жизнь жениха. Жанна симулирует согласие, но, при получении приказа о расстреле «холостыми», убивает Галифе. После «казни» Жанна и Арлен мечтают уехать в Россию
.

А Глинке, оказывается, еще повезло: «В Москве, оказывается, настолько увлеклись идеей переделки, что решили попросту перекроить все оперы. Поэт Вадим Шершеневич, например, заканчивает переработку «Жизни за царя» в «Жизнь за Совет».
  • Current Music
    Дон Карлос (Христов, Бастианини)и