September 4th, 2017

o_aronius

Current reading: Бывают странные сближенья

Неторопливо читаючи книжку Александра Панченко-младшего Христовщина и скопчество: Фольклор и традиционная культура русских мистических сект, обнаружил интересные параллели между историей и практиками хлыстов и иудеев.

Что касается истории - согласно Панченко, хлысты, как и евреи, стали жертвами кровавого навета: в середине XVIII века российские следователи предъявили им обвинение ритуальных жертвоприношениях младенцев. В отличие от классического навета, это обвинение особо не опровергалось, в него верили и ученые, и деятели культуры до Мережсковского включительно. Между тем, согласно Панченко, ничего подобного у хлыстов не было.

Относительно практики - вот описание приема неофитов в одно из хлыстовских согласий: Collapse )

Для тех, кто в теме, параллели, полагаю, очевидны. Для тех же, кто нет, вот отрывок из трактата Талмуда Йевамот: Collapse )

Иными словами, и иудеи, и хлысты, во-первых, сообщали потенциальному неофиту часть своих законов, а во-вторых, подчеркивали, с какими трудностями ему предстоит столкнуться, если он будет настаивать на своем выборе. Зачем это делалось, вполне понятно - чтобы отпугнуть случайных людей, которые впоследствии могут сломаться, раскаяться в своем выборе и вернуться в прежнее состояние.

И вот тут, ИМХО, возникает вопрос. Почему таких людей боялись хлысты, очевидно: секта была вне закона, принадлежность к ней каралась вплоть до смертной казни, любой ренегат мог оказаться доносчиком? Однако кого и чего могли бояться авторы талмудического законодательство? Какую (физическую, а не метафизическую) угрозу могли нести неофиты, вернувшиеся в язычество? Что они могли сообщить о религии, чьи практики были известны, а главное - совершенно законны (вплоть до тех, которые для всех остальных считались криминалом).

Опять же, случаи, когда язычник принимал иудаизм, а затем возвращался к язычеству, известны - никаких последствий для евреев это не имело: "Береника уговорила Полемона, царя киликийского, принять обрезание и жениться на ней. Таким путем она рассчитывала покончить со всеми сплетнями. Полемон согласился на это, особенно ввиду ее богатства. Впрочем, этот брак продолжался недолго: Береника, как говорят, вследствие своей невоздержанности, вскоре покинула Полемона, который при этом отказался от иудаизма" (Иудейские древности, 20:7:3).

В общем, буду рад умным и интересным мнениям.
  • Current Music
    Князь Игорь (Абдразаков, Ульянов, Дика)