December 17th, 2014

o_aronius

Календарное: Александр Македонский – тоже (еврейский) герой

Во-первых, с праздником всех, кто в теме.

В во-вторых, спешу сообшить, что в "Лехаиме" опубликовали приуроченую к Хануке статью Александр Македонский – тоже (еврейский) герой, в написании которой аз, многогрешный, приннимал определенное участие.

К сожалению, журнальный вариант вышел с небольшими сокращениями, поэтому привожу здесь полный текст.

Говоря о взаимоотношениях греков и иудеев, большинство из нас в первую очередь вспомнит восстание Хасмонеев против царя Антиоха IV Епифана. Некоторые, возможно, так же припомнят греческий перевод Торы, осуществленный по инициативе египетского царя Птолемея II Филадельфа. Однако еврейские источники свидетельствуют, что первый контакт двух цивилизаций состоялся гораздо раньше, уже во время персидского похода Александра Македонского.

Сведения об исторической встрече македонского царя и еврейского первосвященника Шимона праведника приводят и Вавилонский Талмуд (Йома, 69а), и Иосиф Флавий.Collapse )

Сюжет о героях, явившихся завоевателю во сне или в виде призраков, и тем самым спасших свой народ, был весьма популярен в античной литературе. Кроме того, никто из античных историков, описывавший походы Александра, не упоминает о том, что Александр Македонский побывал в Иудее Collapse )

Александр Македонский, создавший империю, простиравшуюся от Индии до Адриатики (евреи говорили, что он «правил всей землей от края до края» ) оставил неизгладимый след в памяти трех континентов, став героем множества легенд и сказаний, чрезвычайно популярных как у греков, так и у восточных народов, и особенно египтян. Евреи не стали здесь исключением. Более того, несколько популярных сюжетов об Александре мы находим не только в сочинениях античных авторов, но и на страницах Талмуда и мидрашей.Collapse )

Подведем итоги. На наш взгляд, талмудические предания об Александре служат еще одним свидетельством, что наши мудрецы никогда не жили в интеллектуальном гетто, огражденном непреодолимой стеной от любых внешних культурных влияний. Сюжеты и предания, популярные у соседних народов, были знакомы и еврейским интеллектуалам. Однако при этом они никогда не ограничивались механическим заимствованием. Став частью еврейского дискурса, языческие сюжеты подвергались творческой переработке, приспосабливались к специфическим еврейским нуждам, и в конце концов – органично вплетались в пестрое многоцветное полотно традиционной еврейской культуры.
  • Current Music
    Гендель, Маккавей