November 27th, 2005

o_aronius

Про еврейский детский сад

В журнале у почтенной sima_korets вот уже несколько дней не стихает дискуссия о том, законно или нет создавать частную школу, в которую будут принимать только евреев (русских/китайцев/мусульман...)
Поскольку большинство записей там под замком, решил высказаться у себя.
Прежде всего, следует различать две вещи - наличие права и разумность пользоваться им. Поскольку, к примеру, справлять нужду, не снимая штанов - тоже неотъемлемое право каждого человека.
Итак, имеет ли частная национальная или религиозная школа, не получающая ни копейки от государства, не принимать учеников направильной национальности или вероисповедания? Скорее всего, да, хотя надо смотреть законодательство каждой страны. Однако вопрос, как именно пользоваться этим правом.
Допустим, некая еврейская школа решает принимать учеников только из религиозных семей. Логично ли такое решение? Несомненно - поскольку речь очевидно идет о сохранении неких религиозных и культурных ценностях, и понятно желание,чтобы в этом вопросе позиции семьи и школы максимально совпадали. Однако что происходит в "истинное еврейских" школах России, а так же, полагаю - и других стран? При приеме в эти учебные заведения решительно никого не интересует, каких ценностей придерживается семья ученика. Единственным критерием сплошь и рядом оказывается - наличие "правильной" бабушки с материнской стороны.
Иными словами, в такую школу примут ребенка с правильной кровью, даже если его семья видела еврейскую культуру в гробу в белых тапочках. И, соответственно, не примут русского ребенка, даже если он искренне интересуется изучаемыми в школе предметами.
Охотно допуская, что законодательство различных стран не запрещает создание подобных "уголков расовой чистоты". Однако что-то мне подсказывает, что стремление воспользоваться этим правом приводит к тем же
результатам, что и реализация права, упомянутого выше.

P.S. Все сказанное выше равно справеливо, ИМХО, так же для "русских", "православных" учебных заведений.
  • Current Music
    Доницетти, "Любовный напиток"