о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:

С рабочего стола. Евреи и Александр II



Готовя материал к понятно какой дате, обнаружил два любопытных текста.

Первый послужит нам для традиционного мини-свояка. Кто из известнейших (фельетон-некролог от самого Дорошевича!) деятелей русской революции в своих неопубликованных мемуарах писал:

Я был глубоко возмущен этим убийством, ненавидел убийц, жалел покойного царя как освободителя крестьян и славян.
Мало до того времени затрагиваемая и мало получавшая пищи лояльность моя сильно разогрелась самим фактом ужасной и мученической и, как я был убежден, несправедливой смерти. Я искреннейшим образом оплакивал убитого, с благоговением носил по нему траур и с горячей преданностью направился в синагогу присягать новому царю. Речь раввина Минора, произнесенная в торжественной обстановке, в зале, изукрашенном тропическими цветами, после печального пения панихиды произвела на меня сильное впечатление. Я с любовью присягал, обещая в душе служить царю, как преданнейший гражданин


(Присяга и клятва, как нетрудно догадаться, через несколько лет будут нарушены. Кстати, на этой службе, с большой вероятностью, присутствовал еще один будущий революционер, правда, с более мирной репутацией, чем автор процитированных мемуаров - Осип Минор, сын упомянутого московского раввина. С автором мемуаров они были не только соратниками, но и ближайшими друзьями).

Ну и второй текст - отрывок из мемуаров знаменитой анархистки Эммы Гольдман - посвящен моей любимой теме: уровню исторических знаний (в данном случае - американских евреев):

Я задумалась над тем, какой большой путь проделала со времён своего девичества. Вспомнилось утро в Кёнигсберге, когда я наткнулась на громадное объявление о смерти царя, «убитого кровожадными нигилистами». Эта мысль повлекла за собой воспоминание из раннего детства — один случай тогда надолго превратил наш дом в обитель скорби. Мать получила от своего брата Мартина письмо со страшной вестью: их брат Егор арестован. Мартин писал, что Егор оказался замешан в дело нигилистов, его бросили в Петропавловскую крепость и скоро сошлют в Сибирь. Новость повергла нас в ужас. Мать решила ехать в Петербург. Несколько недель прошли в беспокойном ожидании. Наконец мать вернулась, лицо её сияло от счастья. Она выяснила, что Егор был уже на пути в Сибирь. С огромным трудом, только за большую взятку, она добилась аудиенции у петербургского генерал-губернатора Трепова. Его сын был однокашником Егора, и мать настаивала: этого достаточно, чтобы поверить в непричастность её брата к делам нигилистов. Человек, близко знакомый с сыном самого губернатора, никак не может быть связан с врагами России. Мать винила во всём крайнюю молодость Егора и плакала, на коленях вымаливая у Трепова прощение. Наконец тот обещал, что прикажет вернуть юношу с этапа — разумеется, под строгий надзор. Егор должен был официально пообещать не связываться более с «бандой убийц».

Наша мать умела очень живо рассказывать истории из прочитанных ею книг. Мы, дети, ловили тогда каждое слово. Теперь подлинная история звучала в её исполнении не менее захватывающе. Я так и видела мать перед суровым генерал-губернатором — в особенности прекрасное заплаканное лицо, обрамлённое пышными волосами. Я представляла и нигилистов: чёрные, зловещие создания коварно втягивали моего дядю в заговор по убийству царя. Доброго, милостивого царя, как говорила мать, первого, кто дал евреям волю. Он прекратил погромы и собирался освободить крестьян. И его нигилисты хотели убить! «Бесчувственные убийцы! — воскликнула мать. — Их всех надо уничтожить, всех до единого!»


Не знаю, мог ли градоначальник (генерал-губернатором Петербурга был другой Трепов, сын упомянутого) так вот просто вернуть административно высланного; возможно, что и мог. Но меня в данном случае больше заинтересовал выделенный отрывок. Ибо у императора Николая I было, конечно, много грехов. Однако в XIX-XX вв. это был единственный русский царь, в чье правление не было НИ ОДНОГО погрома!
Впрочем, догадаться, что на самом деле сказала мать Эммы, ИМХО, достаточно нетрудно.

Ну и да, про "собирался освободить крестьян" тоже, конечно, удивительно прекрасно. Аз, многогрешный, даже подумал сначала, что это переводчик напутал, но нет: Mother had said - the first to give more freedom to the Jews; he had stopped the pogroms and he was planning to set the peasants free.
Subscribe

  • Фигаро и классовая борьба

    Если ничего не произойдет, в декабре в городе-герое Ашдоде покажут "Севильского цирюльника. Дело, конечно xoрошее, но, в общем, заурядное. Если…

  • Трудовыебудни. Как советские евреи в гетто жили

    Некоторое время назад связались со мной с одного российского ресурса, попросили дать комментарий. Некоторое время заняло понять, что стало…

  • Новосто дивного нового мира

    Старожилы еще помнят, что, когда на излете советской власти в СССР ставили "Тевье-молочника", заглавную роль исполняли Ульянов и Леонов, и никого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Фигаро и классовая борьба

    Если ничего не произойдет, в декабре в городе-герое Ашдоде покажут "Севильского цирюльника. Дело, конечно xoрошее, но, в общем, заурядное. Если…

  • Трудовыебудни. Как советские евреи в гетто жили

    Некоторое время назад связались со мной с одного российского ресурса, попросили дать комментарий. Некоторое время заняло понять, что стало…

  • Новосто дивного нового мира

    Старожилы еще помнят, что, когда на излете советской власти в СССР ставили "Тевье-молочника", заглавную роль исполняли Ульянов и Леонов, и никого…