о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:
  • Music:

Current reading. Веселая царица и особенности российской миссии



Новый год Новым годом, а хорошие книжки никто не отменял. Небольшой отрывок из недавно прочитанной монографии Майкла Ходарковского Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя. 1500-1800 , рассказывающем об одном не самом известном эпизоде из истории взаимоотношений традиционных российских конфессий:

Правление Елизаветы Петровны (1741–1762) стало периодом одного из самых яростных натисков на религиозные верования нехристиан. Вместо обучения христианской доктрине правительство сделало упор на использование силы и законодательные акты. Центром миссионерской деятельности стала Казанская губерния, которая, по словам отца Дмитрия Сеченова, первого руководителя Конторы новокрещенских дел, «составляла яко центр в средине всех иноверческих жилищ юговосточной России»[537].

Приказы разрушать мечети
и силой переселять нехристиан указывали на новые усилия по форсированию процесса обращения в христианство. С особенным энтузиазмом внедрял подобные меры казанский епископ Лука Конашевич. В 1743 году правительство приказало снести 418 из 536 мечетей в Казанской губернии. Остальные 118 мечетей оставили в покое, поскольку они были построены до завоевания Казани и власти боялись, что их снесение приведет к народному восстанию. В других волжских губерниях было дозволено иметь не больше одной мечети на деревню и только в том случае, если в деревне было не менее 200–300 душ населения и это население было исключительно мусульманским[538].

Власти по-прежнему считали одной из важнейших своих задач предотвращение распространения ислама и препятствование мусульманским богослужениям. В 1756 году правительство внесло свой вклад в мрачную деятельность Конторы. Кроме мечетей, разрушенных в Казанской губернии, было уничтожено 98 из 133 мечетей в Тобольской провинции и 29 из 40 мечетей в Астраханской губернии[539].

Помимо серии указов, поощрявших крещение иноверцев, правительство использовало для той же цели российскую судебную систему, а также военную службу. Преступники, признанные виновными в мелких преступлениях и даже, с 1741 по 1760 год, в преступлениях, караемых смертной казнью, получали помилование, если обращались в христианство, в то время как нехристиане, принимавшие ислам, а также обращавшие их мусульмане несли тяжкие наказания. Рекруты-иноверцы, переходившие в христианство, освобождались от военной службы, а те нехристиане, которых забирали вместо них, оказывались в русской армии под дополнительным давлением со стороны священников, желавших их обращения[540].

Когда власти приняли решение формализовать процедуру обращения мусульман, за этим, вероятно, стояло желание избежать дипломатической конфронтации с Османской империей[541]. Указ 1750 года гласил, что иноверцев нельзя крестить, не получив от них предварительно добровольной письменной петиции. Формуляр петиции был подготовлен заранее, и в него было достаточно вставить свое имя. Проситель-мусульманин должен был заявить, что Мухаммед – «самый студный и лживый пророк и предтеча антихристов, тако ж и закон его (Коран или Алкоран названный) есть самый же лживый, богомерзкий же и богопротивный», и подтвердить, что он «с истинною совестию возжелал прияти ту христианскую спасительную веру и пребыти в ней до скончания моея жизни непоколебимо и непревратно». Формуляры, предназначавшиеся для язычников, были существенно короче: по всей видимости, было решено, что язычникам нет нужды долго проклинать своих идолов и восхвалять добродетели христианства[542].


Справедливости ради, о качестве миссионерской работы никаких сомнений не было ни у светских наблюдателей, ни, что самое главное, у духовных властей:

Итог российской проповеди среди ее нехристианских подданных подвел князь Михаил Щербатов. Его не удивляла приверженность нехристиан своим природным верованиям, совершенно естественная, по его словам, в ситуации насильственного крещения. Он подверг яростной критике Русскую православную церковь, заявив, что:

…духовной российский чин ‹…› не брал труда их сперва научить, ниже знающих их язык к ним проповедовать посылать, но токмо так, как в баню, так их ко крещению водили, и дав им крест, которой они, по грубости своей, неким талисманом почитают, образ, который они чтят за идола, и запрет им есть мясо по постам, чего они не исполняют, а духовный чин и благочинные из онаго берут с них за сие взятки. Впрочем, не приняли труда ни Священного Писания на их язык перевести, ни священников оному изучить, чтобы им его толковать[554].

В то же самое время, когда князь Щербатов указывал на причины, помешавшие Церкви добиться искреннего обращения нехристиан, Амвросий Подобедов, недавно ставший архиепископом Казанским, просто констатировал факты, сообщая Синоду о положении в своей епархии: «Обращая по долгу служения своего внимание на епархию, мне вверенную, нахожу, что живущие в ней непросвещенные инородческие племена чуваш и черемис не имеют не только не достаточного, но и малого понятия об истинах веры, к которой приведены они святым крещением»[555].


Впрочем, результатов миссии никто, разумеется, отменять не стал. Так что и через сто лет потомки тогдашних новокрещенов оставались важным источником доходов для низшего полицейского начальства и духовенства, о чем в свое время писал Герцен:

Финское население долею приняло крещение в допетровские времена, долею было окрещено в царствование Елизаветы и долею осталось в язычестве. Большая часть крещеных при Елизавете тайно придерживается своей печальной, дикой религии[162].

Года через два-три исправник или становой отправляются с попом по деревням ревизовать, кто из вотяков говел, кто нет и почему нет. Их теснят, сажают в тюрьму, секут, заставляют платить требы; а главное, поп и исправник ищут какое-нибудь доказательство, что вотяки не оставили своих прежних обрядов. Тут духовный сыщик и земский миссионер подымают бурю, берут огромный окуп, делают «черная дня», потом уезжают, оставляя все по-старому, чтоб иметь случай через год-другой снова поехать с розгами и крестом.


У того же Герцена есть красочный рассказ о дальнейшей миссии среди черемисов-язычников. Но это дело известное, да и мы, кажется, об этом писали. Поэтому - в комментах.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments