о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Current reading. Загадка литовских униатов; польские патриоты Абрам и Хая



Традиционный мини-свояк. Вернее, в данном случае даже дуплет.

Читаючи роман начала прошлого века (имя автора традиционно предлагается назвать без Гугля. Подсказка: мы его знаем с детства), обнаружил там следующий эпизод, в котором врач-поляк, занимающийся революционной деятельностью (действие происходит в царствование Николая II), объясняет английской медсестре, что ей предстоит делать:

Дело в том, что в Польше и Литве многие набожные крестьяне исповедуют униатскую веру[17], а царское правительство принуждает их принять православие. Те, которым удалось уцелеть и не принять православие, бежали в Америку. Но в пути многие заболели, и им пришлось остаться в Лондоне.
— А при чем тут больная с послеродовыми осложнениями?
— Мужа этой крестьянки за отказ принять православие сослали в Сибирь. Если она умрет, двое ее детей останутся круглыми сиротами. Потому-то я и стараюсь найти такую сестру, которая могла бы ее спасти. Надо сказать, что с этими людьми трудно иметь дело. Они говорят только по-литовски (язык этот здесь никто не понимает), нечистоплотны, невежественны и обезумели от страха. Они так привыкли к дурному обращению, что, если кто-нибудь к ним добр, они подозревают ловушку.


Литовцев-униатов, разумеется в природе никогда не существовало. Тем не менее аз, многогрешный, сначала решил, что все-таки понял, что все это значило. Т.е. на каком языке на самом деле разговаривали эти крестьяне, и почему автор ошибся.
Причем, чтобы ответить на этот вопрос, можно практически ничего не знать об униатстве. Достаточно хоть немного знать ож истории "Западного края".

Итак, что же это был за язык? Ответ желательно обосновать. АХТУНГ! В комментах есть правильный ответ.

P. S. Ну и чтобы два раза не вставать - еще один эпизод из того же романа. N. - означенный врач-революционер, раненый при переходе русско-австрийской границы.

N. нашел приют в семье трудолюбивого еврейского ремесленника. Муж и жена — убежденные польские патриоты — считали себя поляками и, героически отказывая себе в самом необходимом, ухитрялись при своем скудном заработке вносить регулярные пожертвования в пользу польского освободительного движения. Карола они видели впервые, но, узнав, что он один из видных организаторов польского рабочего движения, раненный при исполнении долга, были рады поделиться с ним последним. Сами они жили в тяжелых условиях.
Муж и жена, пронзительно крича на варварском немецко-польском жаргоне; отчаянно жестикулируя, они пытались объяснить, как они волновались за больного. Оба не сомневались, что раз уж приехала медицинская сестра, больной непременно поправится.
— Подумать только, ведь он же мог умереть в нашем доме и, быть может, по нашей вине! Мы ведь тут круглые дураки — совсем не умеем ходить за больными. Правда, Абрам?
— Да, да, конечно! И такой нужный нашей родине человек! Вэй, вэй! Какая была бы страшная потеря! Пожалуйста, не думайте, что раз мы евреи, то уже не можем быть хорошими патриотами. Брат моей жены Соломон был сослан в Сибирь за участие в польской демонстрации. Мы родом из русской Польши, и мне тоже пришлось бежать через границу, когда...


Разумеется, евреи-польские патриоты к тому времени больше ста лет как не новость (Берек Иоселевич, вот это все). Однако обычно, насколько я знаю, это были представители высших, достаточно ассимилированных классов - "поляки Моисеева закона" вроде тех, о ком аз, многогрешный, в свое время писал, или депутата Быка, над которым так глумился Жаботинский. Бо вот чтобы это был бедный ремесленник, говорящий "на варварском немецко-польском жаргоне" (т.е. на идиш) - с таким мне сталкиваться не доводилось.

А между тем биография автора позволяет предположить, что эпизод был не полностью выдуман. Как и другой второстепенный герой романа, еврей Ицка, живущий в богом забытой деревне в одной из поволжских губерний - т.е. дважды (!) нарушая царское еврейское законодательство.

На картине, приведенной ниже - та самая демонстрация, за которую Соломон мог попасть в Сибирь. Оба изображенных раввина - реальные исторические лица, действительно принимавшие участие в этом "экуменическом" действии.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments