о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:

Как поднять рубль, борьба с харассментом, и другие шутки



В связи с новостями об очередном падении курса рубля (не сильно меня обрадовавшем, поскольку в ближайшее время мне предстоит небольшой рублевый гонорар, окончательно превращающийся в тыкву) - небольшой отврывок из недавно прочитанных мемуаров знаметитого русского клоуна Владимира Дурова:

В то время финансы России были в плохом положении, и русский рубль очень низко пал.
Я придумал на свой бенефис новую шутку, которая, мне казалось, расшевелит публику.
Но для нее мне прежде всего пришлось сговориться с артистами, стоявшими в униформе.
Я бросил на арену серебряный рубль и сказал:
— Чушка, подними его.
А так как я свинью не учил поднимать рубль, то она, понятно, не обратила на него никакого внимания.
Артисты, предупрежденные мною заранее, стали смеяться:
— Как же это ваша свинья не может поднять рубль?
— Что же вы хотите от свиньи? — возразил я, когда министр финансов Вышнеградский его не может поднять!


Интересно, найдется ли сейчас клоун, готовый повторить такую шутку?
Ну, и чтобы два раза не вставать - еще несколько отрывков из тех же мемуаров. (Историю про зеленую свинью приводить не буду, поскольку ее и так все знают).

1. Князь Мещерский и борьба с харассментом

Князь Мещерский, редактор газеты «Гражданин», ухаживал за одной из цирковых артисток Нони Б.
Нони постоянно избегала встречи с князем и жаловалась мне на свою судьбу.
Мне наскучили эти жалобы, и я решил во что бы то ни стало отвадить Мещерского от посещения цирка.
Раз, когда влюбленный князь сидел во время моего выхода в первом ряду, я разложил на арене цирка три газеты… Между ними был и «Гражданин».
— Чушка, — сказал я моей свинье, — выбирай себе газету.
Свинья подошла к первой газете, ткнула ее носом и отвернулась, подошла ко второй, — тоже самое и, когда нашла газету «Гражданин», то нежно захрюкала и стала ковырять ее своим пятачком.
Этот номер я подготовил в две репетиции.
Я брал три газеты и под одну из них между листами попеременно клал мясо.
Свиньи обладают прекрасным чутьем, и моя Чушка искала лакомый кусок, а когда находила, начинала ковырять газету пятачком, чтобы свернуть ее и съесть мясо.
Едва Чушка с победоносным видом подняла на пятачке «Гражданин», я громко заявил:
— Одним свиньям подобает читать эту газету.
Князь Мещерский был возмущен, он тяжело поднялся, весь красный от негодования, и оставил цирк навсегда.
Как благодарен был мне мой цирковой товарищ Нони.
Но шутка эта имела и свои последствия.
Князь Мещерский был в хороших отношениях с Грессером и, понятно, пожаловался ему.
Настал бенефис директриссы цирка Чинизелли. Сбор был полный. Оставили ложу для Грессера. Он известил цирк, что приедет.
Я знал, что Грессер не оставит меня в покое за князя Мещерского и приготовил ему сюрприз.
И вот Грессер в ложе. Я вывожу на арену свинью с несколькими поросятами…
— Das ist eine kleine Schwein, diese — eine grosse und diese ist noch grösser[2], — сказал я, указывая на свинью с поросятами.


Кстати, помимо собственно описываемого эпизода, данный мемуар интересен с еще одной точки зрения. Поскольку упомянутый князь имел стойкую репутацию гомосексуалиста, а своего сожителя сделал своим наследником.

Валь идет
(Для тех, кто читал Трилогию - тот самый, да)

Был модный субботник, неизменно посещаемый любителями цирка из аристократии; ждали генерал-губернатора фон-Валя.
Я узнал, что с минуты на минуту явится мой заклятый притеснитель и с нетерпением ждал его.
Полиция зашевелилась у входа, как муравьи в муравейнике, отдергивая тяжелую портьеру, чтобы пропустить блестящего генерал-губернатора.
Я прервал на полуслове свою речь, сделал паузу и, приложив многозначительно палец к губам, на ципочках подошел к барьеру, встал на него и сказал:
— Шшш… Валь идет.
Валь появился. Гром аплодисментов в верхних рядах, хихиканье, перешептывание в первых рядах.
Клейнмихель и Касаткин-Ростовский помогли распространить в высших кругах мою злую шутку. У Валя было много врагов и шутка переходила из уст в уста…


3. Клоун, свинья и юдофоб

В Одессе существовали две газеты. Одну из них «Новороссийский телеграф» — редактировал черносотенник, юдофоб (гонитель евреев) некто Азмидов.
Мое первое выступление. Я приготовил колпак из толстого картона, на котором была наклеена газета «Новороссийский Телеграф», надел на мою дрессированную свинью, крепко, привязав к ушам и шее так, чтобы название газеты было ясно видно.
Потом я спросил одного одессита, как зовут Азмидова.
— Он подписывается Михаилом Павловичем, а на самом деле его зовут Михаил Лукич. Говорят, он скрывает свое не то греческое, не то армянское происхождение, желая быть истинно-русским и тем угодить Зеленому.
Я просил своего собеседника указать незаметно пальцем из-за занавеса на Азмидова, который сидел в первом ряду.
Музыка грянула наш выходной марш, и я пошел на арену.
Едва я показался со своей свиньей, меня встретил хохот, крики, апплодисменты, кругом только и слышалось: Колпак… Колпак…
— Ты видишь, что напечатано на колпаке?..
— Ну, и шутка!..
— Ловко, брат!
— Попал, что называется, в самую точку!
Кончиком шамбарьера я показал своей свинье, куда надо было бежать и где остановиться.
Свинья стала, как раз против сидящего в первом ряду Азмидова. Я позвал ее:
— Чушка, поди сюда.
А сам держал шамбарьер в одном положении, не позволяя этим ей двинуться с места.
— Свинья, поди сюда.
Она не двигалась, несмотря на мои повелительные крики. Тогда я сказал:
— Виноват, теперь с каждой свиньей надо обращаться вежливо. Михаил Лукич, пожалуйте сюда!..
А сам незаметно для публики шевельнул шамбарьером. Свинья увидела направление шамбарьера и смело подошла ко мне.
Гром апплодисментов мне и моей свинье.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments