о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

На злобу дня. Как губернатор эпидемию победил



Об актуальных событиях аз, многогрешный, писать не люблю. А вот об исторических - завсегда пожалуйста. А ежели возникнут какие-то ассоциации или увидятся совпадения, то тут уж каждый волен.

Человек на портрете - генерал-майор Николай Михайлович Баранов, в 1892 году - губернатор в Нижнем Новгороде, где в тот год вспыхнула холера. Соответственно, перед губернатором стояло две задачи: во-первых, минимизировать последствия эпидемии, а во-вторых, не допустить холерных бунтов и погромов, которыми эпидемия сопровождалась в других волжских городах.

Чтобы жизнь губернатору совсем уж медом не показалась - в разгар эпидемии в Нижнем открылась знаменитая ярмарка, которую никто не отменил. Причем Ярмарочный водопровод брал воду из Оки на несколько саженей по течению ниже стока ярмарочных нечистот. Нечистоты всей ярмарки сливались по магистрали в реку, а в нескольких саженях, на том же берегу, водопровод брал питьевую воду для всей ярмарки. (Здесь и далее цитаты из очерка Дорошевича).

К счастью для нижегородцев и гостей ярмарки, Баранов действовал решительно и энергигно. Устроил плавучие госпиталя на баржах (когда они переполнились, отдал под больницу губернаторский дворец) и систему доставки туда больных, минимизирующую панику. Устроил в городе сеть врачебных пунктов, и сумел приучить население их не бояться. Даже сумел придумать, как приучить народ пить кипяченую воду, от которой сначала отворачивались, потому как "сырая скусней". (Любители нашего традиционного минисвояка могут попробовать предположить, как он это сделал).

Что же касается недопущения беспорядков, погромов и паники, то здесь позволю себе процитировать Короленко, который, в отличие от Дорошевича, приводит подлинные документы, а не пересказывает их:

11 іюля въ мѣстной газетѣ ("Волгарь") были напечатаны два приказа генерала Баранова. Въ первомъ говорилось, между прочимъ: "Если, Боже упаси, гдѣ-нибудь, пользуясь глупостью и легковѣріемъ темныхъ людей, кому-нибудь удастся нарушить порядокъ, я возстановлю его находящеюся въ моемъ распоряженіи военною силой, зачинщиковъ и подстрекателей повѣшу немедленно на мѣстѣ, а участники жестоко, на глазахъ у всѣхъ, будутъ наказаны. Знающіе меня повѣрятъ, что я исполню обѣщаніе.

Въ газетѣ "Волгарь" (7 іюля, No 155) мы читаемъ: "4 числа, вечеромъ, задержанъ нижегородскій мѣщанинъ домовладѣлецъ Китаевъ, который, въ присутствіи значительнаго числа рабочихъ, говорилъ, что холеры никакой нѣтъ и что ее выдумали врачи, зарывающіе въ землю живыхъ. При этомъ Китаевъ позволилъ себѣ высказать угрозы по адресу врачей и мѣстной администраціи, прибавивъ, что если бы нашлось еще 7 человѣкъ такихъ, какъ онъ, то о холерѣ и рѣчи бы не было... Дабы дать возможность Китаеву видѣть холерныхъ больныхъ, ухаживать за ними и слѣдить за тѣмъ, чтобы никто изъ такихъ больныхъ не былъ погребенъ заживо, я призналъ полезнымъ, не подвергая виновнаго никакому наказанію, назначить его на одинъ мѣсяцъ въ составъ санитарныхъ служителей плавучаго госпиталя, устроеннаго на случай холерныхъ заболѣваній. Китаевъ уже водыоренъ въ госпиталѣ (5 іюля)".


Стоит отметить, что, помимо губернатора, борьбу с холерой пытались организовать и другие, прежде всего городская дума. Однако в силу своего положения большую часть их идей Баранов мог просто принимать к сведению:

Повсюду ужас возбуждали "холерные фургоны".
Сколько народу довели эти фургоны до каторги!
Где-то, -- не помню уже, в Царицыне или Астрахани, -- какие-то умники додумались до того, что выкрасили эти фургоны в черный цвет и обвели белой каймой.
Что удивительного, что народ кидался на эти "дроги", разбивал их и не давал "втаскивать" туда больных?
Во многих местах беспорядки и начались именно с фургонов.
Нижегородская "купецкая" дума тоже заготовила фургоны.
Но, к великой обиде гласных из купцов, эти парадные фургоны так и не выехали с пожарного двора.
Н.М. Баранов еще до наступления эпидемии отправился, осмотрел фургоны и сказал с его характерной саркастической улыбкой:
-- Фургоны хороши. Когда кончится холера -- их можно будет вывозить и на улицу!
А для холерных больных распорядился немедленно нанять обыкновенные парные извозчичьи коляски.

Губернатор предложил думе собраться в экстренное заседание и решить вопрос:
-- Какое из городских зданий отвести под холерную больницу?
Все знали:
-- Завтра утром некуда будет класть больных! Начались речи.
Один из толстосумов предлагал класть холерных больных в богадельню.
-- А богаделки?
-- Богаделок перевести в конюшни бегового общества.
-- Тогда уж лучше конюшни под больных приспособить.
Говорили до 12 часов ночи и решили устроить "небольшие больнички" во всех концах города.
-- Главное, чтоб на окраинах! Решение было действительно блестящее. Было бы превосходно.
Во все концы города возят больных. Ни по одной улице нельзя пройти, чтоб не встретить холерного. В одной маленькой больничке нет мест, больного везут через весь город в другую.
Все это придало бы городу удивительно бодрый вид.
В 12 часов ночи Н.М. Баранову передали по телефону это решение думы.
В половине первого Н.М. отдал распоряжение:
-- Отвести под холерный госпиталь губернаторский дворец. Бедные чиновники бросились будить домашних и выноситься. Закипела работа.
К шести утра из дворца все было вынесено.


В тех же случаях, когда принимаемые меры нужно было согласовывать, получалось так:

В холерный год нижегородская дума вела себя презабавно.
Приближалось 6 августа. "Яблочный Спас"15.
Этого дня ждали со страхом. Навезут неспелых яблок. Народ "разговеется яблочками", -- и холера вспыхнет с новою силою.
А наблюдать в Нижнем, чтоб торговали только спелыми фруктами. Где ж на это взять народу?
Н.М. Баранов предложил думе:
-- Не найдет ли она возможным издать обязательное постановление о воспрещении торговли яблоками, -- ну, хоть до 15--20 августа, чтоб не продавали зелени.
Достаточно сказать, что нижегородская дума посвятила этому вопросу целое заседание.
Было произнесено много речей о значении яблока.
-- Яблоко является любимым предметом народного лакомства! -- надрывался один оратор.
-- Освященный предками обычай разговляться яблоками на второго Спаса! -- патетически восклицал другой.
-- Позволительно ли так ломать склад народной жизни? Кто-то плакал:
-- А эти бедные торговцы, которые ждут этого дня, чтоб поторговать именно яблоками?
-- Может, он уж партию закупил? То надо понять! Кто-то сомневался:
-- Нетто действительно вредны зеленые яблоки?
Дума постановила яблочного торга 6 августа не отменять!


Как бы то ни было, беспорядков в Нижнем в итоге не было. Да и с эпидемией удалось справиться:

Ярмарка в "холерный год", благодаря тому, что в Нижнем было все спокойно, как нигде, -- вышла, как известно, не только лучше ожиданий, -- но и прямо хорошей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments