о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:

Календарное. Возвращаться - плохая примета



У трагедии, годовщину которой сегодня отмечают, есть один нюанс, ИМХО, весьма важный для осознания еврейской истории первой половины прошлого века. А именно - в двадцатые годы четверо из расстрелянных литераторов - т.е. все, кроме осведомителя Фефера - находились вне досягаемости Софьи Власьевны и ее органов!
Читаем в Википедии:

Перец Маркиш. С 1921 по 1926 годы по польскому паспорту Маркиш живёт вдали от России — в Варшаве, Берлине, Париже, Лондоне, Риме, где много пишет и публикуется. Участник группы «Халястра». В 1926 году поэт вернулся в Россию, где полностью расцвёл его талант.

Лейб Квитко. С середины 1921 года жил и публиковался в Берлине, затем в Гамбурге, где работал в советском торговом представительстве, печатался как в советских, так и в западных периодических изданиях. Здесь же вступил в компартию, вёл коммунистическую агитацию среди рабочих.

Давид Бергельсон. В 1921 году Бергельсон уехал в Берлин, жил и работал там, а также в Литве, Румынии, Франции, сотрудничая с еврейскими издателями, до 1929 года, после чего вновь вернулся в СССР.

Давид Гофштейн. В 1922 г. выехал в Берлин, где сотрудничал в еврейской прессе.
В 1925 Гофштейн уезжал в Палестину, работал в мэрии Тель-Авива, писал на иврите и идише. Участвовал в открытии Еврейского университета, но через год вернулся на Украину, поселился в Киев.

Квитко был активным коммунистом и опасался ареста. Но почему вернулись остальные? Они, конечно, все были левыми - но Абрам Каган тоже был левым, что не помешало ему остаться в США, издавать "Форвертс" и умереть в своеей постели богатым человеком.

Впрочем, ответ на этот вопрос очевиден. В Палестине с идишской культурой в то время шла борьба на уничтожение. В Восточной Европе и Америке он существовала и даже процветала - но в условиях свободного рынка и жесткой конкуренции с другими еврейскими культурно-идентичностными проектами.

И только в СССР для секулярной идишской культуры в 20-е годы были созданы условия наибольшего благоприятствования. С одной стороны, власти ее всячески поддерживали, а с другой - жестко давили всех конкурентов (в том числе руками еврейских политиков, работавших в Евсекции ВКП (б)).

В общем, соблаз был слишком большой, чтобы на него никто не клюнул. Тем более, что в двадцатые годы нельзя было превидеть даже сворачивание политики коренизации, ударившее, в том числе, по еврейской культуре. Не говоря уже о 37-м или послевоенных кампаниях. Так что некоторые еврейские возвращенцы даже успели мирно умереть в своих постелях.

P. S. Ну и не в осуждение, но исключительно для полноты картины следует помнить все творчество означенных авторов, в том числе 30-х годов, кода, среди прочих, было репрессировано несколько их коллег. Например, вот такие стихи:

Пусть, ядом напоив разбухшие почки,
Деревья и кусты ворвутся, как гроза
В Верховный трибунал и всем поодиночке
Ветвями острыми вонзаются в глаза.


Или такую прозу:

Весь советский народ, лучшие люди нашей страны облегченно вздохнули, узнав, что карающий меч правосудия обрушился на головы предателей родины, социализма, трудового человечества.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments