о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:
  • Music:

С рабочего стола: Раввин и его ученик, выручивший своего наставника

Опубликовали небольшую статью, посвященную одному из эпизодов великого раввинского противостояния XVIII века.

Как обычно, для удобства читателей копирую основную часть сюда, с убедительной просьбой кликнуть на линк, поскольку для проекта это важно:

Выдающегося талмудиста рабби Йонатана Эйбешютца (1690-1754) впервые заподозрили в ереси уже в молодости, когда он жил в Праге. В 1725 году по Европе гастролировал проповедник Моше-Меир из Жолкева, чье поведение вызвало подозрение, что он является тайным последователем Шабтая Цви – знаменитого лжемессии, обратившегося в ислам. Когда Моше-Меир оказался во Франкфурте, его вещи в отсутствие хозяина обыскали, и нашли среди его бумаг трактат «И пришел я ныне к источнику», содержащий детальнейшее – и совершенно еретическое! – каббалистическое описание Бога, фактически отрицающее Его единство.

Моше-Меира немедленно схватили и доставили к городским раввинам для допроса. Напуганный проповедник признался, что получил крамольную рукопись от рабби Эйбешютца, который и является ее автором! Казалось, пражскому раввину не избежать обвинения в ереси, со всеми вытекающими последствиями. Однако еврейские лидеры отказались поверить, что столь блестящий талмудист может оказаться еретиком. К тому же в том же году, когда пражские раввины подвергли саббатианцев очередному отлучению (херем), рабби Йонатан подписал его одним из первых. После этого дело о еретической рукописи было предано забвению, и Эйбешютц начал делать раввинскую карьеру: в 1736 году стал религиозным судьей (даян) Праги, в 1741 – раввином французского Меца, а в 1750 году получил предложение возглавить т.н. Тройную общину Гамбурга, Альтоны и Вандсбека – один из самых престижных постов тогдашней Европы.

На новом месте рабби Йонатан удостоился восторженного приема. При въезде в Гамбург нового раввина приветствовала огромная толпа. После первой проповеди евреи, с песнями и плясками, проводила раввина от синагоги до дома. Войдя в свое жилище, рабби Эйбишутц поцеловал мезузу и громко произнес: «Это покой мой на веки: здесь вселюсь, ибо я возжелал его» (Тегилим, 132:14). Однако вскоре выяснилось, что покой раввину только снился.

По дороге из Меца в Гамбург рабби Йонатан ненадолго остановился во Франкфурте, где незадолго до этого несколько евреек умерли родами и/или родили мертвых детей. Поскольку раввин славился не только блестящими познаниями в Торе, но и умением писать амулеты, одна из женщин обратилась к нему с соответствующей просьбой. Рабби Эйбешютц не отказал.

Однако, как выяснилось, во Франкфурте не забыли о подозрениях, связанных с рукописью, найденной у Моше-Меира из Жолкиева. Амулет был вскрыт, исследован – и вызвал подозрение, что он содержит еретические саббатианские ассоциации.

В качестве эксперта был привлечен рабби Яаков Эмден – так же выдающийся знаток Торы, живший в то время в Альтоне, т.е. в «епархии» рабби Эйбешютца. Осмотрев амулет, рабби Эмден заявил, что он содержит зашифрованную аббревиатуру, означающую «Шабтай Цви, царь-мессия»!

Насколько верным было это заключение, породившее, в итоге, многолетнюю «иудейскую войну» с взаимными обвинениями, анафемами и судебными разбирательствами? Однозначного ответа на этот вопрос нет до сих пор. Обвинение рабби Эмдена в свое время поддержали многие ведущие раввины, в том числе рабби Йегошуа Фальк (Пней Йегошуа) и рабби Иехезкель Ландау (Нода бе-Йегуда), крупнейшие еврейские религиозные авторитеты тогдашней Европы. Гершом Шолем, крупнейший исследователь еврейской мистики, так же не сомневался, что рабби Эйбешютц был тайным последователем Шабтая Цви:

Я не могу скрыть своей убежденности в том, что р. Йонатан действительно был саббатианцем. К этому выводу меня привело внимательное изучение всех полемических сочинений, опубликованных по ходу связанного с ним конфликта, и еще более – изучение собственных каббалистических трудов р. Йонатана. Таким образом, р. Яаков Эмден и историк Г. Грец не ошибались на его счет.

С другой стороны, рабби Йонатану удалось заручиться экспертным заключением нескольких знатоков Торы, что речь идет о недоразумении или поклепе, и что пресловутый амулет не содержит решительно ничего саббатианского.

Помимо раввинов, в конфликте, с обеих сторон, деятельно участвовали миряне, многие из которых предпочитали убеждению и доказательствам более весомые аргументы. Одно из первых столкновений произошло 7 мая 1751 года в Большой синагоге Гамбурга, когда сторонники р. Йонатана не позволили кантору Моше Касевичу, приверженцу р. Эмдена, вести общественную молитву. При этом один из них ударил кантора по лицу, разбив его в кровь. Сторонники р. Яакова, естественно, этого не стерпели: один из них, схватив обидчика за горло, выволок его из синагоги, награждая пощечинами и зуботычинами. Началась массовая драка, которую смогла остановить только полиция. Городские власти объявили, что закрывают синагогу, пока руководство общины не гарантирует, что в дальнейшем богослужение будет проходить мирно. Однако таких гарантий никто дать не смог. Более того, стычки и драки между сторонниками двух раввинов происходили снова и снова, в том числе на гамбургской бирже.

Поскольку руководство Тройственной общины поддержало своего раввина, против его противников нередко использовались административные меры. Самого р. Эмдена подвергли отлучению, и ему пришлось уехать в Амстердам. Не поздоровилось и его противникам: одного из них, Шмуэля Гекшера, не только с позором исключили из правления общины, но и изгнали из Альтоны.

Тут, впрочем, коса нашла на камень. Поскольку Альтона в те годы принадлежала Дании, Гекшер обратился к датскому королю Фредерику V с жалобой на своих обидчиков. В результате решение о его изгнании было отменено. Более того, рабби Эмдену разрешено было вернуться в Альтону, а рабби Эйбешютцу, напротив, предписано предстать перед королевским судом (во главе с самим монархом) и дать объяснение по поводу обвинений в ереси.

И вот тут и произошел эпизод, ради которого мы взялись за перо.

Понимая, что в датском суде ему потребуется хороший защитник, рабби Йонатан обратился к некому Рудольфу фом Нюэндалю, адвокату с хорошими связями в датском юридическом мире. Однако то, по неизвестной причине, отклонил это предложение. И тогда рабби Эйбешютц выбрал своим защитником Карла Антона, профессора древнееврейского языка в Гельмштадтском университете в Вюрцберге.

Учитывая, что адвокату предстояло рассуждать о тонкостях еврейской религии, выбор р. Йонатана был вполне логичным и даже очевидным – если бы ни один нюанс. Предоставим слово Лиону Фейхтвангеру:

Ионатан Эйбешютц засмеялся коротким, располагающим смешком из недр своей благостной бороды.
– Брось, Габриель, – сказал он, – за два года ты не стал мягче, а я не стал суровее. Я мог бы возразить тебе: «Не все ли равно, кто он будет, еврей ли, или гой, или мусульманин, если ему открыт вышний мир?» Я мог бы возразить тебе: «Хорошо, Карл Антон, мой ученик, крестился; но разве не больше общности и близости у меня с ним, чем с реб Якобом Гершелем Эмденом, хоть он и правоверный еврей и хитроумная ученая голова, но при этом, к сожалению, ограниченный скучный человек, слепой к видению вышнего мира и глухой к голосам его?».


«Еврей Зюсс» – произведение художественное. Однако в данном случае Фейхтвангер ни на йоту не погрешил против исторической истины. Ибо будущий германский профессор Карл Антон, уроженец Митавы, в детстве звался Моше-Гершоном Когеном. Впоследствии же, перед тем, как креститься, он учился в Праге в йешиве рабби Эйбешютца – где, видимо, и приобрел знания, позволившие ему получить место в университете.

Согласно традиционным представлениям, с евреем, решившим креститься, бывшие единоверцы прерывали всякие отношения, и даже справляли по нему траур, как по покойнику. Многие, действительно, так и поступали. Однако, как свидетельствует наша история, возможны были варианты: рабби Йонатан, судя по всему, сохранил с бывшим учеником достаточно близкие отношения, чтобы доверить ему защищать себя перед королевским судом.

И Карл Антон блестяще справился с порученным ему делом. После его выступления суд, под председательством самого Фредерика V, полностью оправдал рабби Эйбешютца, а его оппонентам было запрещено поднимать вопрос о его якобы еретических воззрениях или амулетах.

Рабби Эмдена и его сторонников это, впрочем, не остановило. Конфликт продолжался еще много лет, в том числе задолго после смерти рабби Йонатана. Но это уже другая история.
Subscribe

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…