о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

  • Music:

С рабочего стола. Обреченный отряд

Воспользовавшись вчерашней хабадской датой, опубликовал отрывок из статьи, которую в свое время переводил для одного хорошего сборника, и посвященной одной из самых героических страниц в биографии шестого Любавического ребе - борьбе за сохранение иудаизма в советской России.

Экономическая программа рабби Шнеерсона,

В качестве главы Комитета раввинов р. Шнеерсон также пытался что-то сделать с тяжелейшим экономическим кризисом, в котором пребывало в те годы советское еврейство. За усилиями в этой области стояло, среди прочего, восприятие себя как хасидского ребе, который несет ответственность не только за духовное, но и за материальное благополучие своих последователей и религиозных евреев в целом. В советском контексте духовная и материальная реальность были неотделимы друг от друга, поскольку евреям было все труднее найти легальную работу, позволяющую им соблюдать субботу.

Наиболее последовательно р. Шнеерсон изложил свою позицию в памятной записке, поданной руководству «Джойнта» в 1928 г., уже после отъезда из СССР. С экономической точки зрения, рассуждал р. Шнеерсон, перед советскими евреями есть три пути: они могут стать частью государственной бюрократии, земледельцами или ремесленниками. Третий вариант, кустарное ремесло, был, с его точки зрения, наиболее предпочтительным.

Только будучи кустарем-одиночкой, работающим на дому, религиозный еврей сможет сам строить свой рабочий график и соблюдать субботу — «основу религиозной еврейской жизни». Развитие надомного производства, когда члены семьи работают вместе, укрепит семейные отношения и преемственность поколений: «Сын или дочь не захотят вступать в комсомол, где они будут потеряны для еврейства». Если евреи массово займутся ремесленным трудом, это спасет общины небольших местечек от экономического краха. Именно местечко, а не большой город или колония, является той средой, в которой еврейская религиозная жизнь сможет сохраниться в неприкосновенности; именно там «дом учения продолжает быть центром еврейской жизни».


Как известно, вся эта конструкция оказалась построенной на песке: "Начиная с 1929 г. кустарей, под угрозой объявления лишенцами, начали загонять в государственные кооперативы; кустари-одиночки фактически оказались вне закона. Кооперативы насильно сливали друг с другом и «интернационализировали», чтобы еврейские и нееврейские ремесленники непременно трудились вместе. В таких интернациональных кооперативах невозможно было избежать работы по субботам, поэтому соблюдение субботы стало практически невозможным". (Вообше, нужно признать, что р. Шнеерсон строил свою долговременную тактику на совершенно неверных расчетах: "Евсекция была ликвидирована в январе, будучи признанной недопустимым пережитком национального сепаратизма внутри партии. Еврейские дела были переданы в непосредственное ведение общепартийных органов. Р. Шнеерсон очень надеялся и много работал над тем, чтобы это произошло, полагая, что в результате отношение к еврейской религии изменится к лучшему. Однако вскоре после этого началась одна из самых жестоких в советской истории кампаний против еврейского «духовенства» и религиозных институтов, организованная ГПУ, государственной тайной полицией").

Однако что-то мне подсказывает, что, даже если бы экономическая и репрессивная политика остались такими, как при НЭПе, с такой программой спасения иудаизм в СССР все равно был обречен.

Ибо, с одной стороны был режим, предлагавший евреям, прежде всего молодежи, практически неограниченные варианты карьерного роста и, главное, самореализации практически в любой области. (В свое время об этом даже написали песню, которую, вроде бы, пел Утесов, но мне удалось найти только в исполнении Шульженко).



А с другой стороны, тому же юноше, обдумывающему житье, предлагали "еврейскую альтернативу" - сидеть в забытом богом местечке и шить подштанники. Стоит ли удивляться, что большой популярностью она не пользовалась.

Варианта же, позволяющего совместить полноценное участие в современной жизни с традиционным иудаизмом, в России в то время не было. И не только потому, что в тогдашних политических реалиях об был практически невозможен (хотя это, разумеется, главное). Но и потому, что не было тех, кто мог научить такой модели.

Иногда мне кажется, что р. Шнеерсон это если не понял, то, по крайней мере, почувствовал. И, в том числе, именно поэтому пошел на совершенно беспрецедентный для хасидского ребе шаг - благословил зятя получить высшее образование.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments