о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Current reading: гвардии капитан-игумен

Прочитал в выходные советский исторический роман Леонтия Раковского "Изумленный капитан", о печально известном деле капитана Возницина и Боруха Лейбова.
Роман оказался неплохим, хотя, разумеется, очень советским: любовь к беглой крепостной, ужасы царизма, вот это все. Обращение Возницина Раковский и вовсе объявил ложным доносом - с большой вероятностью, совершенно безосновательно. Впрочем, с учетом даты написания (1936) некоторые моменты можно счесть плохо завуалированными намеками на совсем иную эпоху.

Но речь сейчас пойдет не об этом. А об одном эпизоде, буквально взорвавшем мне мозг.

Итак, XVIII век, правление Анны Иоановны, московский женский Вознесенский монастырь. Одна из монахинь возвращается в келью...

Сестра Капитолина плюхнулась на лавку.
– Ой умора! Ой моченьки нет! – хлопала она себя по широким бедрам и тряслась в беззвучном смехе.
Под широкой рясой студнем колыхалось ее тучное тело.
– Что такое? – улыбаясь, спросила Софья.
– К нам игумена прислали! Ой, не могу! – хохотала Капитолина.
– Как игумена? – подняла брови Софья.
Игумена! Не игуменью, а игумена! И не монаха или попа, а лейб-гвардии семеновского полку капитана.
Софья стояла, пораженная такой нелепой новостью.
– В девичий монастырь царица назначила игуменом гвардии капитана? Хорошее дело! – рассмеялась она.
– Сейчас только с матерью Асклиадой у меня в трапезной был. Ячный квас кушал!
– Когда же он приехал?
– Сегодня по утру. У заутрени был. Молодой, красивый… И одно у него девичьего звания – только что косичка, – хохотала смешливая Капитолина, колыхая толстыми боками.


И если кто-то подумал, что это шутка или недоразумение, то его таки ждет жестокое разочарование:

Возницын, не обращая на нее внимания, разливал по чаркам вино, улыбался.
– Ну так рассказывай, как ты попал сюда – поднял он чарку.
Масальский выпил, крякнул, потер рука об руку и, берясь закусывать сказал:
По царицыну указу назначен в Москву.
– Куда?
– В Вознесенский девичь монастырь.
Алена даже отодвинулась от князя: уж не рехнулся ли человек?
– Кем? – спросил Возницын.
– Игуменом.

– Как игуменом? – переспросила Алена, и по ее лицу скользнула улыбка – так нелепо было это назначение.
– А очень просто – игуменом.
– А где же ваша сестрица, игуменья, мать Евстолия? – спросила Настасья Филатовна, надеясь, что поймала князя Масальского.
– Царица вызвала ее в Питербурх.
– Зачем?
– Долго рассказывать. Сестру оболгали. Признаться, она, легостно наказала какую-то келейницу розгами, а та донесла.
– Вот свет нынче каков. Вот оно как – и за дело не побей! – возмущалась Алена.
– Нет, тут что то не так, – смеясь, мотал головой Возницын. – Тебя назначить игуменом девичьего монастыря? Да это все равно что козла – в огород!


Аз, многогрешный, специально проверил несколько текстов по теме, включая специальное исследование Русская Православная Церковь в правление императрицы Анны Иоанновны. Ничего близкого нигде не обнаружилось. Однако при этом роман не высосан из пальца, но написан по документам (использованным, впрочем, достаточно выборочно, в соответствие с концепцией.

Так что теперь мучаюсь сомнением: что это было и "откуда он это сказал"? Знатоки русской и/или церковной истории - ваши версии?

Пы. Сы. Ну и по традиции, небольшой мини-свояк. Какую архиважну-заповедь мог исполнить человек, читавший означенный роман Раковского? Ответы не скринятся, ибо лень.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments