о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Current reading: путч Жаботинского



Поскольку сейчас у нас очередная годовщина путча, напишем что-нибудь о путче. Тем более, что в отпуске как раз была прочитана подходящая книжка - Jabotinsky's Children. Polish Jews and the Rise of Right-Wing Zionism

(Кстати, вопрос знатокам и интересующимся еврейской и/или израильской историей - только ли для меня нижеприведенный сюжет стал во многом новостью?).

В 1933 году Владимир Жаботинский окончательно разошелся с экзекутивой созданного им Ревизионистского движения, состоявшей из старых сионистов и противившейся его планам разрыва с Всемирной сионистской организацией. Последняя попытка примирения состоялась зимой 1933 года в ходе встречи в Катовицах. Однако из этого ничего не вышло: радикальную позицию Жаботинского поддержали только 13 из 70 участников совещания - в том числе поэт Ури-Цви Гринберг, а так же руководитель польского Бейтара Аарон Пропес.

Последнее, видимо, оказалось решающим. Поскольку к тому времени Бейтар стал главной "массовкой" ревизионистского движения,

As soon as the meeting ended, Jabotinsky left Katowice and traveled miles north to the industrial city of Łódź. He then set into motion a plan that severely weakened the movement’s democratic elements. On Wednesday, March 22, he informed Meir Grossman and the other members of the executive that they had been expelled from the movement’s executive, and that he now controlled all the Revisionist organization’s affairs He then sent a letter to the Jewish Telegraphic Agency, which in turn sent news of his decisions to Jewish newspapers worldwide. Jabotinsky’s letter, which later became known as the Łódź Manifesto, informed Revisionists of the decisions he had made, adding that he would soon create a temporary executive under his command that would be based in Warsaw.

За разгоном центрального руководства последовали аналогичные шаги на местах, санкционированные Жаботинским:

According to Boiko, Betar’s head commander in eastern Galicia sent out instructions to Propes, which were promptly cabled to Boiko. The telegram consisted of only two words, in English: “go ahead.” Boiko promptly summoned Lwów’s Revisionist council and told them that he had been instructed to dismiss them from their posts. In the meantime, he instructed Betar leaders to travel by motorcycle across eastern Galicia and command local Betar units to take over any offices of Revisionist councils that were not already in the youth movement’s hands.Without hesitation, major Polish Jewish newspapers began describing the events that were transpiring across the country as a “putsch” and a “dictator’s coup.

Правда, свое решение Жаботинский немедленно вынс на партийный референдум. Однако в его исходе он ни на минуту не сомневался. Дело в том, что в этот момент Жаботинский был не только президентом Ревизионистской организации, но и главнокомандующим Бейтара, члены которого должны были бесприкословно подчиняться его приказам. И такой приказ был им немедленно отдан: "On the same day that he had published the manifesto, Jabotinsky
had delivered an appeal to Betar members, commanding them to “stand with pride and courage for the sturdy platform of fully unifying the entire Revisionist movement".

Поэтому Жаботинский мог со спокойной душой писать своим оппонентам в Париже:

“I’ll create a plebiscite, and if I’ll fail—which is doubtful if you take into consideration Betar’s members over the age of eighteen —I’ll surrender and turn aside.

Впрочем, большинству бейтаровцев приказывать было необязательно, поскольку они давно хотели видеть Жаботинского своим дуче, и требовали от него взять всю власть в движении в свои руки, обещая безоговорочную поддержку:

According David Boiko, Jabotinsky confided that he sought to dissolve the Revisionist Executive and declare the movement’s independence from the Zionist Organization. “We told him,” Boiko later recalled, “that there was no doubt that the youth would follow him, because they were ‘Jabotinsky’s youth’, not ‘Revisionist youth.’..
Four days after Jabotinsky had published his manifesto, Betar’s weekly newspaper, Ha-medina, provided them with a platform to defend his actions. “Finally,” the newspaper enthused on the same page that Jabotinsky’s appeal was published, “the road has been found: the decisive concentration of the monistic movement around its leader in the name of one goal.” True to Jabotinsky’s self-presentation as a democrat,the article added, “[W]e, who know Jabotinsky as a radical democrat . . . know that . . . this very man who hated to even hear the term ‘leader’ did what he did because he had no other option.”78 The newspaper also featured articles in which “ordinary” Betar members begged Jabotinsky to take power in order to save the Zionist movement.


В общем, в свете сказанного выше неудивительно, что "предувствие его не обмануло: более 90% участников референдума поддержало Жаботинского, получившего единоличную власть в движении и полную свобиду рук.

Как же Жаботинский воспользовался полученным карт-бланшем, и каковы были результаты?

• Выборы в 19 Сионистский конгресс (1933), состоявшиеся вскоре после путча, ревизионисты проиграли, хотя и выступили лучше, чем прежде. (И вызвав резонный вопрос, нахрена было огород городить, если прямо сейчас все равно никто никуда не выходит). Впрочем, здесь важную роль сыграли известные внешние обстоятельства.
• Последующий выход из ВСО привел, в итоге, к значительному ослаблению позиций ревизионистов не только в сионистской организации, но и в Палестине.
• Грандиозные политические проекты, которые Жаботинский хотел осуществить помимо ВСО ( сбора подписей под петицией, содержавшей обращение к правительствам стран мира с призывом к созданию независимого еврейского государства; попытка давления на Англию с помощью восточноевропейских правительств, стремившихся избавиться от своих евреев), в итоге окончились пшиком.
• Ни у самое печальное: после того, как ревизионисты массово перестали платить членские взносы (With their demands unmet by the spring of 1932, Poland’s Revisionist leadership decided to cease collecting money for the Zionist Organization’s primary fundraising bodies, the Jewish National Fund and the Foundation Fund), последовала закономерная реакция:

In January 1934, the Zionist Organization officially banned Betar members from receiving certificates.

И все попытки Жаботинского как-то решить проблему с помощью частных переговоров ни к чему не привели: Jabotinsky was ultimately unable to obtain the certificates he had promised
Betar’s members.

В общем, приходится с прискорбием признать, что талантливый писатель и блестящий публицист и оратор оказался, увы, весьма хреновым политиком. Несмотря на то, что именно политику считал своим главным талантом.
Subscribe

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Благочестие и первая древнейшая

    В своей книге Не только скрипач на крыше, в главе, посвященной торговле живым товаром и разнообразном еврейском участии в этом почтенном…