о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:
  • Music:

Шум времени

Обнаружив сразу в нескольких блогах обсуждение крещения недавно скончавшегося поэта Наума Коржавина, позволю себе процитировать статью Стефани Хофман, которую в свое время переводил для сборника История еврейского народа в России. Том 3. От революций 1917 года до распада Советского Союза (который, пользуясь случаем, всячески рекомендую:

"В некоторых случаях духовные поиски заканчивались крещением. Интерес к христианству характерен для значительной части еврейской интеллектуальной элиты 1960–1970-х гг. Вопреки официальному осуждению всех религий, получить информацию о христианстве было значительно легче, чем об иудаизме. Не говоря уж о Библии на русском языке, наиболее привлекательные для интеллигенции сочинения русских религиозных мыслителей рубежа веков Владимира Соловьева, Константина Леонтьева, Сергея Булгакова, Василия Розанова, Николая Бердяева и других хранились в специальных полузакрытых отделах во многих библиотеках страны и были, таким образом, в некоторой степени доступны. Наконец, еврейские интеллигенты не отворачивались от иудаизма, с которым они были практически никак не связаны, но выбирали духовный путь, который отличался бы от атеистической советской действительности и в то же время укреплял бы их в вере в значимость личности65.

Как справедливо отмечала Джудит Дейч-Корнблат66, многие новообращенные не видели никакого противоречия между своим еврейством (воспринимавшимся, как уже было сказано, как этническая, а не религиозная принадлежность) и принятием православия. Как объясняли многие интервьюируемые, в 1960-е гг. они, не получившие никакого еврейского воспитания, не воспринимали погружение в иудаизм в качестве реальной альтернативы. Об эмиграции в то время речь еще не шла, поэтому присоединение к православной церкви рассматривалось как своего рода внутренняя эмиграция, причем гораздо более легкая, чем соблюдение предписаний еврейской религии67.
В главе своих воспоминаний, посвященной Москве 1970-х гг., Майя Улановская пишет о своей подруге, которая, крестившись, «не только не перестала чувствовать себя еврейкой, но осознала свое еврейство еще глубже после крещения. И это понятно. В нынешней России с Библией знакомятся, кроме специалистов-антирелигиозников, только те, кто в зрелом возрасте пришел к вере. Еврей в России не переходит в христианство, не отрекается от иудаизма, а от голого атеизма приходит к вере. А ближайший путь к вере там — православный.При этом для властей крещеный еврей остается евреем. Для властей даже лучше быть обыкновенным евреем, чем верующим христианином, да еще так, как свойственно неофитам — верующим страстно, активно, вызывающе»68.

Одним из самых известных крещеных евреев был православный священник Александр Мень, оказавший колоссальное влияние на многих интеллигентов, часть из которых крестилась. В числе духовных детей о. Александра были Надежда Мандельштам, поэты Александр Галич (настоящая фамилия
Гинзбург) и Наум Коржавин (Мандель), писатель Феликс Светов (Фридлянд), ориенталист Юрий Глазов, участники правозащитного движения Зоя Крахмальникова, Анатолий Левитин-Краснов, Борис Шрагин, Лев Регельсон,Михаил Меерсон-Аксенов и многие другие, также принявшие православие69.

Как писал Померанц, в 1960-е гг. он не знал ни одного еврейского интеллектуала, сохранившего верность иудаизму:

Я знаком с евреем-священником и с несколькими евреями-православными прихожанами, одним адвентистом и одним католиком. Иудаисты начали мелькать в поле моих связей только после 1968 г., на волне сионизма. Как правило, они начинали с христианства и переходили в иудаизм либо в Израиле, либо по дороге в Израиль, или вообще не были религиозными людьми, а соблюдали национально-религиозные обряды. Думаю, что честная социологическая анкета показала
бы, что среди интеллигентной части московских евреев и сейчас православных больше, чем иудаистов70.


Впрочем, даже активно участвуя в церковной жизни, новообращенные проповедовали терпимость по отношению к евреям, критиковали антисемитизм православной церкви, и проявляли симпатию к Израилю."

Для полноты картины - взгляд на ту же проблему современника-иудея

Демократическое движение представляло собой осложняющий фактор для еврейского движения. Однако самым опасным и непосредственным врагом еврейского пробуждения было и остается по сей день иудео-христианство, центром которого является церковь в Москве, возглавляемая весьма предприимчивым евреем-выкрестом. Пользуясь тем, что евреи, в душах которых просыпается жажда духовности, катастрофически несведущи в иудаизме, и путь к познанию в этом направлении прегражден многими барьерами - языковым, культурным, психологическим, - вышеупомянутый иудео-христианский лидер и его подручные приманивают мятущихся доступностью своего отравленного товара. С некоторых пор этой компанией овладели гигантские амбиции: они решили создать свою церковь и в Израиле и с этой целью стали направлять туда людей, наставляя их вести себя внешне во всем, как евреи, даже изображать из себя верующих евреев. Беда в том, что секуляризованным евреям как в России, так и в Израиле очень трудно ощутить всю опасность и далеко идущие последствия этой затеи.

Пы. Сы. А вот Бродский, вопреки распространенному мнению, так и не крестился. Если верить хорошо знавшему его Ардову - по национальным соображениям.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments