о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Урке Нахальник: вор в законе, писатель, герой

ИСТЧО статья для проекта "Я-Тора", копируемая здесь для удобства читающих:

Купив январский номер уважаемой варшавской бундовской газеты Форншрифт фар литератур, кунст ун култур («Еженедельник литературы, искусства и культуры»), читатели прямо на первой странице увидели разгромную редакционную статью, посвященную недавней премьере еврейского театра с претенциозным названием «Ла Скала». «Для каждого уважаемого зрителя этот спектакль – словно плевок в лицо, как будто его изнасиловали. Мы поднимаем голос против деградации еврейского театра», - возмущалась газета.

Что же стало причиной столь бурного гнева критиков? Дело в том, что накануне в упомянутом театре с огромным успехом прошла пьеса Дин Тойре («Суд Торы»), посвященной жизни варшавского еврейского дна – воров, сутенеров, проституток, притонодержателей… Публика, впрочем, не обращала внимания на критиков, и валом валила на представление. И не только из-за скандального сюжета – в конце концов, пьесы из жизни еврейского «дна» на еврейской сцене шли и до этого, достаточно вспомнить «Бога мести» Шолома Аша, действие которого происходит в еврейском борделе.(1) Гораздо больший интерес вызывала личность автора, укрывшегося за псевдонимом Урке Начальник.

Вернее, не псевдонимом, а кличкой. Поскольку, прежде чем стать писателем, Урке, урожденный Ицхок Фарберович, был уважаемым в Варшаве вором в законе.

Ицхок родился в 1897 году в местечке Визна, в традиционной еврейской семье. Мать мечтала, чтобы сын стал раввином, поэтому мальчика отправили в йешиву. Согласно обычаю, юный йешиботник каждый день обедал в другой семье. (Это называлось «есть дни»; уже в советские времена, применительно не к йешиботникам, а к гимназистам-экстернам, его опишет Александра Бруштейн: «по воскресеньям Пиня обедает у моих дедушки и бабушки, по понедельникам – у Парнесов, по вторникам – у Сольцев, по средам – у Роммов… И так всю неделю»(2)). Причем по четвергам мальчик столовался … у местной проститутки! Видимо, несмотря на позорный промысел, у этой женщины было не только доброе сердце, но и кошерная кухня.

Отучившись в йевише, Ицхок решил стал учителем, частным образом обучавшим детей богатой еврейской семьи. Однако преподавание не приносило ему ни удовольствия, ни, главное, денег. И вскоре бывший йешиботник нашел себе другое дело – познакомился с местными хулиганами и стал профессиональным вором. И поскольку в провинции было не развернуться, Ицхок перебрался в Варшаву, где и взял себе кличку Урке Нахальник, то есть главный уголовник, вор в законе.

Впрочем, вором Ицхок-Урке оказался не слишком удачливым, и проводил за решеткой больше времени, чем на свободе. Так, 1927 год он встретил в знаменитой равичской тюрьме, где отбывал восьмилетний срок за ограбление банка. Делать в тюрьме было нечего, и Урке от скуки стал посещать литературную студию, которую организовал для заключенных некто Станислав Ковальский, выпускник местной учительской семинарии. Когда же Ковальский попросил «студийцев» показать ему образцы своего творчества, Урке вручил ему огромную стопку бумаги: два законченных романа и художественную автобиографию. Последняя понравилась наставнику, и в 1933 году Ковальский, слегка отредактировав рукопись, издал ее на польском под названием Życiorys własny przestępcy («Автобиография уголовника»).

История мальчика из хорошей семьи, ставшего вором, сразу же стала бестселлером. Польские и еврейские газеты (включая варшавский Хайнт и нью-йоркский Форвертс) печатали ее как роман с продолжением; автобиографию так же перевели на несколько языков.

Впечатленные литературными успехами своего подопечного, тюремные власти досрочно освободили его в 1933 году, за два года до конца срока. Урке, в свою очередь, решил завязать с прежним ремеслом, а чтобы избежать соблазнов и старых друзей – поселился под Вильно, где занялся литературным трудом.

В Вильно в то время активно работал Идишский научный институт (Идишер висеншафтлехер институт, YIVO) – оплот межвоенного идишизма, занимавшийся изучением языка идиш, литературы и фольклора на идиш, а также еврейской истории и культуры. Для филологов института Урке, знаток еврейского воровского жаргона, оказался бесценной находкой. Поэтому, пригласив его в институт, ученые показали Урке свой словарь еврейского арго. Выразив искреннее удивление, что такой словарь в принципе существует, Нахальник внес несколько важных поправок, дополнений и уточнений.

Впрочем, став литератором, Урке сохранил некоторые старые контакты – которые весьма пригодились ему в связи с упомянутым спектаклем Ла Скалы. Ибо, придя в театр после двух первых показов, актеры с ужасом увидели, что произошла катастрофа – кто-то украл все костюмы и весь реквизит к спектаклю. Вряд ли эти вещи имели большую ценность. Однако ходили слухи, что спектаклем были недовольны не только высоколобые критики-пуристы, но и часть уголовного мира Варшавы, поскольку Урке показал на сцене слишком много профессиональных секретов.

Актеры и дирекция опубликовали в еврейских газетах обращение к эрлихе гановим («уважаемым ворам»), обещая не обращаться в полицию, если украденное будет возвращено, но тщетно. И тогда решено было послать за Нахальником. Приехав в Варшаву, Урке нашел старых приятелей, перетер с ними вопрос – и к следующему представлению все было возвращено до последней пуговицы.

Урке Нахальник продолжал писать вплоть до начала войны, обогатив идишскую литературу многочисленными произведениями на криминальную тему: Дер Корбн («Жертва»), Йоселе гой (Йоселе- нееврей), Мокотув (южный левобережный район столицы Варшавы), и т.д. Идишские газеты печатали с продолжением следующие тома его автобиографии, «Последний удар» и «Исправившийся». Уважения критиков эти книги ему не принесли, однако позволили жить безбедно. Из Литвы он переехал в пригород Варшавы Отвоцк, откуда наезжал в столицу, где регулярно бывал в Еврейском литературном союзе, центре идишской литературной жизни.

Война застала Урке в Варшаве. Когда немцы заняли город, он нашел своих старых товарищей, вместе с которыми создал одну из первых в Европе групп сопротивления. Подпольщики копили деньги и оружие, и уже в марте 1940 года совершили первую вылазку – напали на польских коллаборационистов, которых нацисты нанимали, чтобы те избивали евреев на улице.

Бундист Лейб Фейнгольд, будущий участник восстания в Варшавском гетто, вспоминал, что Урке Нахальник как-то появился на совещании командиров еврейского подполья, в котором участвовали будущий руководитель восстания в гетто Мордехай Анилевич и лидер варшавского бунда инженер Михал Клепфиш. На совещании Нахальник потребовал выделить средства на организацию немедленного выступления против нацистов. Анилевич поддержал этот план, однако в конечном итоге предложение было отвергнуто. После этого Урке вернулся в Отвоцк, где продолжил борьбу самостоятельно: разрушал железнодорожные пути, ведущие в Треблинку, помог нескольким евреям бежать из гетто в окрестные леса…

Ицхок Фарберович был схвачен немцами в 1942 году. Когда его повели на казнь, которую, для устрашения местных жителей, решили устроить в центре Отвоцка, он набросился на одного из охранников и был застрелен.

Обладатели мордокниги, которым понравилось, традиционно приглашаются лайкать и шарить
ЗДЕСЬ, поскольку это очень важно для проекта.
Subscribe

  • С рабочего стола. Тайна простыни с дыркой

    Во первых строка должен сказать, что мне стыдно. О том, откуда, скорее всего, есть пошла легенда о дырке в простыне, проф. Шапиро написал еще 7…

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • С рабочего стола. Тайна простыни с дыркой

    Во первых строка должен сказать, что мне стыдно. О том, откуда, скорее всего, есть пошла легенда о дырке в простыне, проф. Шапиро написал еще 7…

  • Вагнер в наколках

    Как знают, наверное, все, в Израиле еще с довоенных времен не исполняют музыку Вагнера. Аз, многогрешный, не раз писал, что полагаю эту политику…

  • Current reading: крещение во имя революции

    Как мы знаем, в поздней Российской империи евреи, за редким исключением, крестились по самым разным мотивам, в равной степени далеким от религии.…