о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Categories:
  • Music:

Ханукальные народные кафки

Накануне светлого праздника обнаружил, по ссылке с очень приличного ресурса, текст The czar’s soldier. A Chanukah tale, сочинение Курта Левианта (Curt Leviant).

Будучи давним любителем подобной литературы, аз, многогрешный, решил прoанализировать сей "датский" опус.
Начинается он так:

This is the story my father, Ya’akov, told me. He had heard it from his grandfather, Chaim, who was there in the Russian shtetl when it happened, during the reign of the czar.
One snowless early winter’s day, at the end of November, just before Chanukah, a solidly built man — he seemed to be in his mid-thirties — appeared in our shtetl, Kariukovke. The man spoke a rough-edged Yiddish with an equally rough Russian accent. To the first groups of Jews he met, he said he had just finished his obligatory 25 years of service in the Czar’s army, and that he was returning home.
He said his name was Dovid. Given the way he spoke, people looked at him skeptically.
“Are you a Jew?”
He laughed bitterly. “What? You think I’m a goy? In the army they sure didn’t treat me like a goy. Ikh bin a Yid,” he added in Yiddish.” “I am a Jew.”
“Why did you come to Kariukovke?”
“Where else should I go? This is where I was born, where my family lived, and it is from here the Czar’s abductors took me. I was not yet 13.”


Попробуем локализовать эту история в пространстве и времени. Kariukovke - скорее всего, Корюковка — город в Черниговской области Украины, центр Корюковского района. А вот с датировкой будет сложнее.

Поскольку главного героя забрали в армию в 12 лет, речь, очевидно, идет о кантонисте. Коронационным манифестом императора Александра II 26 августа 1856 г. институт кантонистов был упразднен. Солдаты из евреев и кантонисты до 20 лет возвращались семьям, а принявшие христианство — отдавались под опеку новых единоверцев. Следовательно, его забрали служить не позже 1847-48 года. Однако упоминание 25-летней службы указывает на гораздо более раннюю дату - при Александре II срок службы был сокращен сначала до 15 лет, а затем и больше.

Следовательно, героя забрали служить в начале царствования Николая I , а действие рассказа, соответственно, происходит в начале царствования Александра II.

Однако продолжим оригинальное повествование:

But people weren’t convinced. Out of range of his hearing, they murmured that he was a Russky trying to get money before Chanukah, or perhaps find lodging in the old age home, which always welcomed Jewish travelers.
“Why did you come to Kariukovke?”
“Where else should I go? This is where I was born, where my family lived, and it is from here the Czar’s abductors took me. I was not yet 13.”
“Take me to my father Motl’s house.”
“Motl who? There are and there were lots of Motls here.”
“Motl the carpenter.”
The men looked at one another. One of them, the oldest of the group, a man in his seventies, nodded his head slowly.
“There actually were three by that name. But none are alive.”
“None? Not one? My father dead?”
We had a pogrom here about 12 years ago , which you obviously didn’t know about. And people die just like that too.


Действительно, если в местечке есть евреи, то что им еще делать, кроме как страдать от погромов. Но есть нюанс (с) - об этом погроме не знал не только Довид, но и вообще никто! Ибо в Краткой еврейской энциклопудии мы читаем:

Первые в России погромы произошли в 1821, 1859, 1871 гг. в Одессе и в 1862 г. в Аккермане (Белгород-Днестровский). Их основными участниками были местные греки.

Т.е. в переводе с энциклопедического языка на обычный - никаких погромов ни в Корюковке, ни в других местечках не было по определению!

Автор, похоже, и сам почувствовал, что концы с концами не сходятся, и решил постелить соломки: But Kariukovke had suffered a rare pogrom. Однако это уточнение, увы, не спасает - при Николае Павловиче погромов не было, точка.

Впрочем, чудеса на этом не кончаются. В какой-то момент герой таки находит способ удостоверить свою личность, потребовав отвести его к своему меламеду, который, на счастье, еще жив:

“Rebbe, you were my teacher. I was 12 years old. Studying with you. It was a few days before Chanukah, just like right now, when the czar’s men came in suddenly and snatched me away.”

Reb Avrom clapped his hands. “They burst in. I pleaded with them. He’s an only child, I said. It’s against the czar’s law to take an only child. But they didn’t listen. They didn’t care. It was a cold day. A few days before Chanukah.”

“I asked the soldiers, let me at least say goodbye to my father and mother. But they didn’t.”


Тут есть целых два момента. Во-первых, описываемая ситуация соответствует реалиям конца 40-начала 50-х годов - однако, как мы уже выяснили, героя забрали в армию раньше. А во-вторых, совершенно непонятно, почему реб реб Аврум упоминает солдат, Довид - загадочных "царских людей", но ни один из них не называет главных героев рекрутского набора на еврейской улице:

Нет, дитя мое, к нашему несчастью, все хаперы были евреями, с бородами и пейсами. И в этом наша главная беда. Мы, евреи, привыкли к нападкам, наветам и безбожным указам неевреев — все это длится с незапамятных времен, и такова наша участь в Изгнании. В прежние времена были христиане, которые держали в одной руке крест, а в другой нож и говорили: «Еврей, поцелуй крест или умри», и евреи предпочитали смерть отступничеству. А теперь приходят евреи, соблюдающие евреи, которые крадут детей и посылают их в армию, чтобы они сделались отступниками. Такого наказания не было даже в Торе, в списке самых ужасных проклятий. Евреи проливают кровь своих собратьев, а Всевышний молчит, и молчат раввины

В Каменеце то время было в три «хапера», и один их них, Арон-Лейбеле, был настоящим злодеем, не имел в сердце ни искры жалости. Кроме него, было ещё двое – Хацкель и Мошка; и эти хаперы должны были хватать маленьких восьмилетних мальчиков и сдавать в солдаты...Полиция давала в их распоряжение десятских и солдат

Вспоминать об этом факте сегодня не принято, но тогдашние евреи не знать об этом ну никак не могли. .

Подведем итоги. Во-первых, с достоверностью этого опуса, думаю, все понятно. А во-вторых и в главных - не могу знать, действительно это семейное преданием, или же автор, получив датский заказ, слепил его из того, чтобыло в его голове. Важно, что в голове у него - именно это, и что именно считают нужным вдалбливать в другие еврейские головы.
При этом хорошие исследования по теме есть, я их читал, а некоторые даже переводил. Но они, похоже, никому не интересны.

Ну и вишенка на торте - решил поинтересоваться личность автора опуса:

Curt Leviant (born 1932, Vienna[1]) is a retired Jewish Studies professor, as well as a novelist and translator.

Просвессор, мля. Еврейских, на минуточку, штудий.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments