о.Арониус (o_aronius) wrote,
о.Арониус
o_aronius

Category:
  • Music:

Министр, культура и важнейшее из всех искусств

Видимо, пришло время извиниться перед постоянной героиней нашего журнала, министром культур-мультура Мири Регев. Оказывается, пока мы злопыхаем и глумимся, эта женщина, не щадя живота своего, приближает к культуре широкие народные массы. Правда, культура эта, как говорил Райкин, списифическая, но тут уж на вкус и цвет:

Theater director says Regev’s threats are good PR

And press is what he’s been getting in spades, since Culture Minister Miri Regev asked Finance Minister Moshe Kahlon to reduce government funding for the Jaffa cultural institution, following two performances of readings from Palestinian prisoners.

“We’ve gotten great public relations for the theater,” said Ezraty, who founded the theater 20 years ago, with fellow Arab and Jewish directors. “All our tickets are sold out. The Mahmoud Darwish performance sold so few tickets for the last two years, and now it’s sold out. So she’s helping us sell tickets.”
.

ИМХО, не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать такой эффект министерского гнева. Я бы даже сказал, что это и ежу было понятно. Но разве можно сравнивать с ежом нашу госпожу министра?

Ну и чтобы два раза не вставать, скажем пару слов и про другой скандал с участием нашей героине - с фильмом "Фокстрот", получиw[em премию Большого жюри в Венеции, а вот госпоже министру стрррашно не понравившемуся. Поскольку фильму я не видел (и не увижу, наверное), не могу судить, клевещет режиссер или не клевещет. Зато могу процитировать кусок из одной книжки, которую переводил совсем недавно:

В ноябре 1948 года Натан Альтерман опубликовал в профсоюзной газете «Давар» («Речь») стихотворение, которое он назвал «Ради этого». В стихотворении не указано, о каком эпизоде идет речь. Возможно, поэт имел в виду Лидду (хотя с тех пор прошло несколько месяцев, и для Альтермана было бы странно отреагировать на это сражение с такой задержкой), возможно, какой-то другой случай, а может быть, просто хотел выразить свои чувства по поводу войны и ее ужасов. Стихотворение рассказывает о молодом парне, едущем в джипе. Он видит старика и старуху, которые, испугавшись, повернулись лицом к стене, вдоль которой шли. Юноша говорит: «Дай-ка испробую свой автомат». Старик закрывает лицо руками, стена обагряется кровью.

Мы не знаем, о каком инциденте писал Альтерман, но хорошо знаем, как отреагировало на это стихотворение руководство страны.

Бен-Гурион не только не был недоволен Альтерманом, но поблагодарил его. Удивительно, но в разгар войны, прочитав стихотворение, Бен-Гурион сразу же написал Альтерману:

Мой дорогой Альтерман

Я восхищен нравственной силой и выразительностью последней колонки в «Даваре». Вы стали голосом – чистым и верным голосом – человеческой совести. Если в эти дни эта совесть станет безмолвствовать и не будет биться в наших сердцах, мы будем недостойны того, чего достигли. От имени Министерства обороны прошу у вас разрешения напечатать вашу колонку - ибо ни одной из наших армейских колонн, со всем сих вооружением, недостает мощи ваших стихов – тиражом в сто тысяч экземпляров, чтобы раздать всем солдатам Израиля.
С уважением и благодарностью
Давид Бен-Гурион


"Вот как было в прежни годы, когда не было свободы"(с).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments